Экономическая библиотека

Сборник научных трудов об индивидуальной свободе и свободном рынке. Проект Liberty Fund, Inc.

Расширенный поиск



Бум и спад

 

Едва заняв пост канцлера казначейства, Гордон Браун стал говорить о том, что намерен освободить Великобританию от вековечного цикла бума и спада. Эти речи нравились всем и каждому. Страна прошла через несколько малоприятных финансовых обвалов, вызванных перегревом экономики. Британцы готовы были поступиться частичкой бума, если взамен им не пришлось бы страдать от спада.

Но не прошло и десяти лет, как тот же Браун, теперь премьер-министр, прекратил повторять свою мантру. Экономика двигалась к рецессии и сильнейшему упадку строительства жилья на памяти британцев, если не в истории страны. Самое ужасное, что спад оказался глубже, чем тот, который породили конкуренты Брауна из Консервативной партии, когда были у власти. Премьер-министр краснел от стыда, и было ясно: сообщения о кончине экономи ческого цикла сильно преувеличены.

Экономика по природе склонна к цикличности, к чередованию бума и спада: рынки колеблются от уверенности до пессимизма, потребителей одолевает то жадность, то страх. Почему одно сменяет другое — неизвестно, таковы капризы нашей натуры. Как доказывает опыт Брауна, попытки приручить экономический цикл тщетны и заканчиваются катастрофами.

В теории существует некий оптимальный уровень экономической активности, позволяющий стране радоваться стабильности вечно. Этот оптимум называют полной занятостью: все элементы производства используются максимально эффективно. Инфляции при таком раскладе не должно быть вовсе, так что эконо мика может расти поступательно.

На практике эта оптимальная точка оказывается недостижимой. В ходе истории возникали самые разные циклы. Так, в Библии говорится о тучных годах и голодных годах. Схожий ритм наблюдается и в сложной высокотехнологичной экономике XXI века.

Все ведущие страны, включая США, страдают от колоссальных перепадов экономической активности, впервые официально задокументированных в 1946 году Артуром Бёрнсом и Уэсли Митчеллом.

Тенденция к росту. У каждой экономики есть «трендовый» темп роста — скорость, с которой экономика обычно росла в предыдущие десятилетия. Для США этот трендовый темп роста составлял в последние годы около 3 %, для Великобритании и большей части Европы — чуть ниже 2,5 %: их экономика развивалась медленнее. Экономический цикл — это всего лишь колебания экономической активности, которая может быть выше или ниже этого темпа роста. Разницу между реальным и потенциальным результатами называют разрывом ВВП. Один экономический цикл занимает все то время, когда экономика проходит через бум, идет на спад, а потом возвращается к трендовому темпу.

На пике экономика может расти очень быстро, но часто такое развитие длится недолго. После этого темп роста замедляется и экономика сокращается. Если сокращение длится полгода, падение называют рецессией. Ей сопутствуют высокая безработица и снижение прибыли компаний.

Почему именно цикл? Цикличность экономики объясняется несколькими теориями, но, если честно, ни одна из них не убедительнее простого факта: люди — эмоциональные существа, они могут очень быстро превращаться из оптимистов в пессимистов, и наоборот. Одна из теорий объясняет циклы через монетарную политику: когда коммерческие банки или ЦБ меняют процентные ставки, возникает цепная реакция и рост экономики или ускоряется, или замедляется; соответственно меняются и инфляция, и безработица. Другая теория гласит, что дело в скорости, с которой компании накапливают запасы товаров. Когда экономика растет быстро, бизнес забивает склады товаром сверх меры — предприниматели считают, что бум будет продолжаться, — а когда экономика сокращается, бизнес опустошает склады. В обоих случаях колебания становятся более резкими, чем им следует быть.

Не последнюю роль играет и наша психология. Говорят, что семена финансового кризиса падают в благодатную почву, когда уходит на пенсию последний банкир, заставший предыдущий кризис. Другими словами, чем меньше мы помним о суровых последствиях спада, тем больше вероятность, что мы повторим те же ошибки и создадим очередной экономический пузырь.

Подтолкнуть экономику к переходу из одной фазы цикла в другую могут и непредвиденные события. Немногие ожидали ипотечного кризиса в 2007 году и роста цен на нефть еще через год. Вместе эти события обусловили поворот мировой экономики к рецессии. Возможно, если бы подобных потрясений не было, экономика вела бы себя более предсказуемо.

Некоторые возлагают частичную вину на политиков, которые иногда позволяют буму выйти из-под контроля, чтобы заработать политический капитал на «факторе комфортности», возникающем, например, вследствие роста прибылей, цен на недвижимость и занятости. Политики раздувают пузырь и тем самым способствуют цикличности, вместо того чтобы принимать меры, которые предотвратили бы спад и сдули пузырь до того, как он лопнет.

Предсказывая завтрашний день. Экономический цикл — исключительно важное понятие. Иметь какое-то представление о том, когда именно экономика перестанет расти, более чем желательно, поэтому власти нанимают команды экономистов, которые пытаются предсказать будущее. В США эти эксперты работают в основном в Национальном бюро экономических исследований, в Великобритании — в казначействе. Те и другие подвергались критике и часто меняли свое мнение о начале и конце цикла спустя годы (а то и десятилетия) после событий.

Проблема в том, что протяженность разных циклов сильно разнится, и даже если отправная точка определена верно, сказать, когда цикл завершится, бывает затруднительно.

Многие, в том числе самый известный менеджер хедж-фондов Джордж Сорос, считают, что кризис 2008 года ознаменовал конец «суперцикла», в течение которого люди десятилетиями жили в долг. Сорос добавляет, что впереди не менее долгий спад, когда нам всем придется возвращать долги.

Экономистов больше всего огорчает то, что экономические циклы делают бессмысленными сложные модели, используемые для предсказания завтрашней экономической активности. Эти компьютерные модели, в которые загружают всевозможные данные — занятость, цены, экономический рост и так далее, — обычно предполагают, что экономика развивается более-менее прямолинейно. Практика показывает, что этот посыл попросту неверен.

 

< Рискованный бизнес | Все идеи | Пенсии и государство благоденствия >

 


Данную страницу никто не комментировал. Вы можете стать первым.

Ваше имя:

Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить