И.А. Лаврухина
ИСТОРИЯ ЭКОНОМИЧЕСКИХ УЧЕНИЙ

к содержанию

 

Социалисты-рикардианцы

 

К этому направлению социалистов принадлежали англичане Уильям Томпсон (1785–1833), Томас Годскин (1787–1869), Джон Грей (1798–1850), Джон Френсис Брей (1809–1895). Исходным пунктом для социалистов-рикардианцев была трудовая теория стоимости. Поскольку богатство, т. е. стоимость, создается только трудом, капитал не имеет никаких прав на ее присвоение. Рабочий вынужден безвозмездно отдавать часть своего труда, за счет чего формируются прибыль капиталистов, рента землевладельцев и другие нетрудовые доходы. Идея производительности капитала социалистами-рикардианцами категорически отвергается. Социалистическое общество они представляли как общество коллективной трудовой собственности при сохранении рыночных отношений.

Несколько позже, в 40-х гг. XIX в., учение Рикардо послужило основой концепции для близкого по взглядам к социализму француза Пьера-Жозефа Прудона (1809–1865). Широкую известность принесла Прудону фраза «Собственность – это кража». Частной собственности он противопоставлял владение, основанное на личном труде. Крупные предприятия и железные дороги могут перейти в совместное владение рабочих, но основу экономики должны составлять индивидуальные владения мелких товаропроизводителей. Нетрудовые доходы и бедность Прудон связывал с существующей организацией обмена. Прудон ввел понятие конституированной, или пропорциональной, стоимости, которая отражает трудовые затраты с учетом пропорций распределения труда между различными видами производств. По Прудону, если цены будут соответствовать конституированным стоимостям, спрос и предложение уравновесятся. Прудон предлагал создание народного банка, принимающего все товары и удостоверяющего их пропорциональную стоимость квитанциями, по которым можно в том же банке получить любой эквивалентный товар. Идеи Прудона и его проекты реформирования обмена являются утопичными.

Другая ветвь социалистических учений связана с именами французских социалистов-утопистов Клода Анри Сен-Симона (1760–1825), Шарля Фурье (1772–1837) и Роберта Оуэна (1771–1858). Для концепции Сен-Симона характерен историзм. Историю человечества он рассматривал как процесс смены одного общественного строя другим, более прогрессивным. По сравнению с первобытным обществом благодетельным было рабство; прогрессом был переход от рабства к феодализму; прогрессивен и переход к промышленному строю. Последний процесс еще не завершился. У власти оказались не промышленники, а непроизводительная, паразитическая буржуазия.

Современный ему период Сен-Симон считал переходным. На смену существующим экономическим порядкам неизбежно придет новый строй. Сен-Симон называет его индустриализмом, ибо в основе его будет лежать крупная индустрия. Главным пороком капиталистического общества Сен-Симон считал раздробленность и анархию производства. Эта анархия – неизбежное следствие экономической свободы, которая базируется на индивидуализме частных собственников.

В обществе индустриалов крупная промышленность будет управляться из единого центра, функционировать по единому плану, разрабатываемому учеными. Планирование охватит как производство, так и распределение продукции в масштабе страны. Сен-Симон не выдвигал требования замены частной собственности общественной. В его системе сохраняется частная капиталистическая собственность, существует централизованно выделяемая из общественного продукта доля на вознаграждение за капитал. Обязательные для капиталистов условия – личный труд, участие в производстве и подчинение общему плану.

Шарль Фурье осуждал капитализм за противоречие между интересами богатого меньшинства и нищего большинства. Существующий строй, по его мнению, не способен обеспечить благополучие всего населения, ибо частная собственность рождает анархию, конкуренцию, что влечет за собой неслыханное расточительство сил и средств. Важнейшим объектом критики для Фурье была торговля. Торговля через конкуренцию ведет к монополии, а господство монополий – это «торговый феодализм». Эксплуатацию рабочих он трактовал преимущественно как обман их в качестве покупателей. С бедностью он связывал и неизбежность экономических кризисов.

Выход Фурье видел в переходе к общественной собственности. По его замыслу, собственность обобществляется, но не в масштабах всего общества, а только в масштабах трудовых товариществ (фаланг), в которых совместно живут, работают и отдыхают трудовые коллективы численностью в 1–2 тыс. человек. Полученная прибыль частично зачисляется на трудовые акции каждого, частично поступает в общественный фонд потребления. В фалангах, по мысли Фурье, исчезнет порабощающее человека закрепление за определенным видом труда, так как работники в фалангах будут менять вид работы несколько раз в день. На смену конкуренции, при которой выигрыш одного есть проигрыш всех остальных, придет соревнование, в котором выиграют все. Постепенно исчезнет противоположность между физическим и умственным трудом. Любопытно, что требуемые для организации фаланг немалые средства должны дать, по мнению Фурье, сами капиталисты. Вступая в члены фаланги, они становятся ее акционерами, а весь произведенный в фаланге продукт будет делиться в отношении 5 : 4 : 3 между трудом, акционерным капиталом и знаниями. Роль государства у Фурье оказывается совершенно незначительной, поэтому его часто называют предшественником анархизма.

«Утопии» Фурье и Сен-Симона были чисто умозрительными, и можно было, ничего не предпринимая, спорить до бесконечности о степени их осуществимости. Перенести спор в чисто практическую плоскость попытался Роберт Оуэн. Оуэн видел основного врага общества в частной собственности, которая, по его мнению, вредна для всех, том числе для самих собственников. На смену частной собственности и личной заинтересованности должны прийти общественная собственность, общий труд, равенство в правах и обязанностях. Деньги как орудие эксплуатации, должны быть отменены. Они должны быть заменены квитанциями, удостоверяющими, какое количество труда работник затратил на изготовление товара. Изготовленный товар он сдает на «базар справедливого обмена» – общественный склад, где по полученной им квитанции сможет подобрать себе равный по количеству труда нужный товар.

Оуэн попытался осуществить свои идеи на практике. В 1800 г. он стал совладельцем и менеджером небольшого прядильного предприятия в Нью-Ленарке (Шотландия). Спустя два года предприятие стало приносить устойчивую прибыль, создавались детские сады, школы, культурный центр, службы санитарного надзора, социального обеспечения, страхования, потребительская кооперация. Реальный доход на душу населения был гораздо выше, чем на других предприятиях. Рабочий день составлял всего 10,5 часов вместо обычных в то время 16 часов. Однако весь этот успех, ограниченный рамками одного поселка, всецело зависел от неординарной личности самого управляющего. Когда после конфликта с другими совладельцами Оуэн был вынужден покинуть Нью-Ленарк, все вернулось на круги своя. В этом смысле блестящий эксперимент Оуэна окончился неудачей.

Несмотря на содержащиеся в идеях Сен-Симона, Фурье и Оуэна элементы глубокой критики существовавшего в то время общественного строя и ряд интересных догадок о направлении будущего общественного развития, эти идеи остались утопичными. Они не имели серьезного теоретического обоснования. Поставить идею социализма на прочную теоретическую основу взялся Карл Маркс, которому, по его собственной оценке, удалось превратить утопический социализм его предшественников в «научный» социализм.

 

< назад | к содержанию | вперед >

 



Данную страницу никто не комментировал. Вы можете стать первым.

Ваше имя:

Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить