И.А. Лаврухина
ИСТОРИЯ ЭКОНОМИЧЕСКИХ УЧЕНИЙ

к содержанию

 

«Молодая» («новая») историческая школа

 

Густав Шмоллер (1838–1917) «Основы общего учения о народном хозяйстве» (1897).

Луйо Брентано (1844–1931) «Рабочие гильдии современности» (1871–1872), «О причинах современной социальной нужды» (1889), «Опыт теории потребностей» (1908).

Карл Бюхер (1847–1930) «Женский вопрос в средние века» (1882), «Население Франкфурта-на-Майне в XIV–XV cт.» (1886) «Возникновение народного хозяйства» (1893), «Хозяйство первобытных народов» (1897).

Представители «молодой» исторической школы, которая сформировалась в Германии в 70–80-х гг. XIX в., продолжили традиции «старой» исторической школы, унаследовав их критику классической политэкономии и их основные методологические подходы – отрицание роли научных абстракций, акцент на исторические факты развития наций, учет факторов права, морали, внимание к обычаям и нравам народов, как определяющим их хозяйственное поведение и т. д. Они также унаследовали и даже укрепили характерное для ранних представителей исторической школы почтительное отношение к государству. Следует отметить, что повышенная значимость государства характерна для немецкой нации, ее менталитета. Не в последнюю очередь это было связано с отсутствием централизованного государства в Германии вплоть до последней трети XIX в., что оборачивалось слабой защищенностью жизни и имущества людей. Представители же «молодой» исторической школы стали рассматривать государство не только как гарант поддержания порядка, но и условие достижения тех целей, которые не могут быть реализованы усилиями отдельных людей. К неотъемлемым функциям государства они отнесли заботу об умственном и эстетическом воспитании нации и ее здоровье, помощь старикам и другим слабым членам общества; помощь рабочим, получившим увечья и т. д.

Вместе с тем «молодая» историческая школа особенности, которые были связаны с тем историческим периодом. 70–80 гг. XIX в. в Европе характеризовались возникновением и быстрым развитием монополий и профсоюзов, усилением размаха революционного движения, быстрым распространением идей социалистов-утопистов и марксизма. Поэтому идейно представители «молодой» исторической школы противостояли именно марксистскому учению, хотя довольно широко апеллировали к идее социализма, применяли социалистическую терминологию. В ее рамках сложились теории «прусского социализма», «государственного социализма», «социальной реформы».

Представители «молодой» исторической школы стали основоположниками идеи о мирном переходе от капитализма к социализму с помощью экономических реформ, осуществляемых государством. Эта идея получила название «катедер-социализма» (кафедральный социализм) и была направлена на предотвращение роста революционного движения посредством осуществления мирных реформ. Другими словами, она призвана была решить «рабочий вопрос». Г. Шмоллер и Л. Брентано возглавили два крыла «катедер-социализма». Правое крыло (Г. Шмоллер) считало прусское государство решающей силой развития общества. Именно в сильном национальном государстве, в «просвещенном монархизме» Г. Шмоллер видел залог единства немецкой нации, силу, способную разрешать все возникающие в обществе противоречия, включая имущественное неравенство, «живые куски социализма». Среди государственных реформ, призванных устранить слишком большое неравенство, Г. Шмоллер называл введение обязательного начального образования, государственное регулирование труда детей, подростков и женщин, установление пенсий по старости и нетрудоспособности, страхование рабочих от болезней и несчастных случаев, организацию потребительской и жилищной кооперации и т. д. Однако Г. Шмоллер был против закона о 8-часовом рабочем дне и против профсоюзного движения.

Либеральное крыло «катедер-социализма», возглавлявшееся Л. Брентано, главным фактором классового мира считало не «просвещенный монархизм», а «организованный капитализм». Его составляющими являются профсоюзы и союзы предпринимателей. Л. Брентано считал, что когда в сфере купли-продажи труда вместо разобщенных работников выступают организованные профсоюзы, то это резко меняет ситуацию, растет заработная плата, и, как следствие, повышаются производительность труда и платежеспособность населения. С другой стороны, союзы предпринимателей (монополии), ставящие своей целью планомерное приспособление производства к потребностям, снимают проблему перепроизводства товаров. Л. Брентано считал картели естественным дополнением к рабочим союзам, поскольку между союзами легче установить гармоничные отношения.

К. Бюхер, автор обширных историко-экономических монографий, содержащих огромный фактический материал, сыграл большую роль в становлении истории народного хозяйства как научной дисциплины.

Таким образом, не внеся ничего нового в «чистую» экономическую теорию, представители исторической школы много сделали в области конкретных экономических дисциплин, исследовании отдельных сторон экономической жизни на базе широкого использования исторического и статистического материала. С полным основанием можно также сказать, что работы представителей «молодой» исторической школы положили начало такому научному направлению, как экономическая социология, в которой экономические процессы рассматривались с учетом социальных факторов

Последователи новой исторической школы. Немецкая историческая школа имела своих видных последователей и в ХХ в. Это такие авторы, как Вернер Зомбарт (1863–1941) и Макс Вебер (1864–1920).

Основные работы:

В. Зомбарт «Социализм и социальные движения в XIX веке» (1897), «Современный капитализм» (1901), «Торговцы и герои» (1915), «Немецкий социализм» (1934).

М. Вебер «Протестантская этика и дух капитализма» (1904).

В. Зомбарт в идейном отношении прошел серьезную эволюцию. В конце XIX в. он был представителем левой профессуры, близко стоящим к социал-демократии («Социализм и социальные движения в XIX веке»), в 20-е гг. ХХ в. его взгляды стали более правыми («Торговцы и герои»), а в 30-е гг. он стал одним из идеологов фашизма («Немецкий социализм»).

Как уже отмечалось, для представителей исторической школы характерна установка – «человек принадлежит миру культуры». Не случайно у В. Зомбарта задачей экономического анализа является отыскание духа хозяйственной эпохи, под которым понимается совокупность устойчивых психических черт, присущих хозяйствующему субъекту в данном обществе и на определенной стадии его развития. «Хозяйственный дух – это совокупность душевных свойств и функций, сопровождающих хозяйствование». Он утверждал, что капиталистический хозяйственный уклад возник из недр западноевропейской души – из духа беспокойства и предпринимательства, соединенного с жаждой наживы. По мнению Зомбарта, человек эпохи капитализма несет в себе дух предпринимательства и дух мещанства. «Предпринимательский дух – это синтез жажды денег, страсти к приключениям, изобретательности и многого другого. Мещанский дух состоит из склонности к счету и осмотрительности, из благоразумия и хозяйственности».

Представители предпринимательского духа должны обладать, по Зомбарту, качествами завоевателя (воля и энергия), организатора (способность координировать действия людей) и торговца (способность возбуждать в них интерес к своей продукции, внушать доверие).

Представители же мещанского духа, согласно мнению Зомбарта, должны обладать хозяйственностью, связанной с рациональным ведением дел, разумной экономией и бережливостью, и деловой моралью, обязательными составляющими которой является благонадежность, верность договору и строгое ведение отчетности.

Предпринимательский и мещанский дух, соединяясь, образуют капиталистический дух.

Зомбарт подчеркивал, что капиталистический хозяйственный дух – явление историческое. Этого духа был лишен человек предшествующей эпохи, которому было свойственно качественно иное отношение к миру. Этот человек ничего не исчисляет, воспринимает мир как целое и в своих хозяйственных делах следует, прежде всего, опыту и традиции. Зомбарт также обращал внимание на то, что капитализм специфичен и для разных стран. В каждой стране реализуется собственная модель капитализма.

Все эти идеи, основанные на признании необходимости исторического подхода к изучению явлений и привлечения к объяснению экономики явлений психологии, права и этики изначально характеризуют Зомбарта как одного из типичных представителей исторической школы, однако его идейная эволюция привела его на позиции фашизма.

В работе «Немецкий социализм» Зомбарт предложил проект нового, более совершенного общества. По существу, это был прообраз фашистского тоталитарного государства. Основополагающими принципами человеческого поведения в новом обществе он назвал тоталитаризм, энергичность, героизм и национализм, а целью человеческого существования – величие Германии. Зомбарт представлял это новое общество как строго иерархическое, в котором каждому человеку отводится определенное место в соответствии с положением и титулом. Таким образом, как он считал, будет утверждаться воля общества как единого целого. Верховное положение в этой иерархии должно занять государство во главе с его военным руководителем – вождем. Развитие общества должно строго планироваться, экономика должна подчиняться только политическим и военным потребностям (из производственной деятельности следует устранить принцип обеспечения прибыли, тогда производство приобретет стабильный характер и решится проблема реализации). Все это, по мнению Зомбарта, поможет раскрыться «подлинному германскому духу – единственной эффективной альтернативе еврейскому капиталистическому духу». Право немецкой нации на завоевание новых территорий и подчинение себе других народов Зомбарт обосновывал следующим образом: «подобно тому, как немецкая птица орел летит выше всякой твари земной, так и немец должен чувствовать себя превыше всех народов, окружающих его и взирать на них с безграничной высоты».

М. Вебер, другой представитель «юной» исторической школы, отличался более либеральными взглядами по сравнению со Шмоллером и Зомбартом. В отличие от представителей исторической школы, которые утверждали, что первостепенная роль принадлежит не индивидууму, а обществу, обладающему верховной властью над личностью, М. Вебер определяет общество как обусловленную социальными закономерностями совокупность автономных индивидуумов. Так, в отличие от Шмоллера, Вебер отвергал монархию и, признавая важность исторических фактов, не отказывался от обобщений и научных абстракций.

Вебер стремился разработать стройную теоретическую концепцию, которая позволяла бы осмысливать фактический материал, раскрывать закономерности в развитии общества и проводить количественный анализ. Таким образом, Вебер пришел к формулированию понятия «идеальный тип» – одного из наиболее популярных орудий исследования в современной общественной науке. С помощью «идеального типа» ученый создает абстракцию, удобную для анализа и в то же время позволяющую вскрыть существенные черты изучаемой им ситуации или явления. Концепция «идеальных типов» используется для сопоставления идеальной конструкции с реальностью. Сравнивая «идеальную модель» с действительным процессом экономического развития, Вебер отслеживал степень отклонения реальной системы отношений от идеала. Таким образом, был разработан метод исследования исторического развития народов, сопоставления национальной практики и общетеоретической модели.

Как и всем представителям исторической школы, Веберу присущ междисциплинарный подход. Как социолог, историк, политолог, многогранный специалист в области общественных отношений, он внес существенный вклад во многие отрасли знаний об обществе. Экономические процессы он рассматривал с учетом социальных факторов. Особый интерес представляют его исследования о влиянии религиозных норм, этики поведения на формирование рыночных отношений.

Капитализм, по Веберу, это не просто стремление к наживе, а рациональное обуздание жажды наживы, это профессиональный труд для получения прибыли на основе мирного обмена, это хозяйственный расчет при сопоставлении затрат и результатов. Дух капитализма предполагает строй мышления и поведения, для которого характерно рациональное и систематическое стремление к получению законной прибыли в рамках своей профессии. Но почему данный строй оказался возможным? Почему возник такой тип человека, и почему происходят изменения в человеческом характере? Вебер считал, что капитализм обязан своим существованием протестантской этике, для которой высшие качества – трудолюбие, скромность, честность, благотворительность вытекают из религиозных учений Лютера и Кальвина, учений эпохи Реформации.

Согласно учению Лютера, человек исполняет свой долг перед Богом в мирской жизни, профессиональное призвание – веление Господа. Таким образом, мирская деятельность рассматривается как исполнение религиозного долга, в отличие от раннего христианства, которое первоначально выступало как религия, враждебная экономической жизни.

В основе религиозного учения Кальвина – догмат об избранности к спасению. Согласно этому учению, на человеке, пришедшем в данный мир, уже лежит клеймо избранности или проклятья, и человек своими делами ничего не в силах изменить. Но он может увидеть божественный знак: экономический успех – знак милости Божьей, а неуспех – знак отверженности. Соответственно, увеличение и накопление богатства признается делом богоугодным. Ни человек, ни капитал не должны пребывать в праздности, они должны работать, приумножая богатство. В свою очередь, богатство становится свидетельством избранности человека.

Таким образом, религия способствовала формированию особой хозяйственной этики, где во главу угла ставились не жажда наживы, а добропорядочность, кредитоспособность и умеренность; не авантюризм, а стабильное развитие и рост.

Вклад М. Вебера в экономическую науку состоял в том, что он исследовал взаимосвязь между религиозными идеями и экономической организацией общества, подтверждая тезис исторической школы о том, что функционирование идей – существенная основа экономического роста. Однако в современном капитализме мы не улавливаем данной связи. Вебер отвечает на это следующим образом. Когда капитализм стал господствующим строем, сама система выбирает тех, кто удовлетворяет условиям ее существования. Она производит отбор тех, кто умеет приспособиться и выжить на основе таких экономических переменных, как прибыль, цены, заработная плата. Неудивительно поэтому, что жажда наживы вытеснила понятие о профессиональном долге, а экономическая деятельность вместо тонкой оболочки религиозной жизни стала, по выражению Вебера, «панцирем, через который ничто духовное не может пробиться».

Как видим, у представителей исторической школы религия, культурные и этические нормы выступают не как внешние рамки экономической деятельности, а как существенные элементы, определяющие экономическое поведение человека.

 

< назад | к содержанию | вперед >

 



Данную страницу никто не комментировал. Вы можете стать первым.

Ваше имя:

Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить