И.А. Лаврухина
ИСТОРИЯ ЭКОНОМИЧЕСКИХ УЧЕНИЙ

к содержанию

 

ТЕМА 12. ПЕРЕСМОТР НЕОКЛАССИЧЕСКИХ ТРАДИЦИЙ И НОВЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ ИССЛЕДОВАНИЙ
А. Пигу: вклад в развитие теории благосостояния

 

Революция в теории цены, вызванная
“Теорией монополистической конкуренции”,
заключалась в том, что возросло число рыночных структур,
которые экономическая теория должна проанализировать,
чтобы показать, что удовлетворительное
функционирование рынка –
не простое автоматическое следствие
из типа конкуренции...
Теория цены с тех пор
стала более сложной и менее удовлетворительной…
Мы никогда не сможем вернуться к смелым
обобщениям теории цены Маршалла.
Именно поэтому мы вправе говорить
о чемберлианской революции в современной
микроэкономической теории подобно тому,
как мы говорим о кейнсианской революции в макроэкономике»

М. Блауг

Артур Пигу (1877–1959) – ученик и последователь А. Маршалла, его преемник на посту главы кафедры политэкономии в Кембридже.

Основные работы: «Богатство и благосостояние» (1912); «Экономическая теория благосостояния» (1920); «Колебания промышленной активности» (1929); «Экономика стационарных состояний» (1935).

А. Пигу опирался на теоретико-методологические построения А. Маршалла и не ставил задачу охватить всю систему категорий экономической науки. Наибольший вклад он внес в теорию благосостояния и разработку вопросов экономической политики.

До А. Пигу теория благосостояния уже прошла несколько этапов в своем развитии. Классическая школа рассматривала благосостояние как синоним богатства, понимаемого как продукты материального производства, а источником благосостояния считала накопление национального капитала и разделение труда, показателем уровня благосостояния – рост количества благ на душу населения или чистый доход нации. Таким образом, они исследовали общественное благосостояние, рассматривая проблемы на макроэкономическом уровне. Маржиналисты (австрийская и Лозаннская школы) в центр внимания поставили индивидуальное благосостояние, которое определяли предпочтениями индивида и наличием условий для осуществления рационального выбора. Парето сформулировал принцип, согласно которому максимум благосостояния достигается при оптимальном размещении ресурсов, когда любое их перераспределение не увеличивает полезности в обществе. Согласно этому подходу повышение благосостояния возможно только в условиях свободной конкуренции.

А. Пигу посчитал подход своих предшественников недостаточным вследствие имеющих место «провалов рынка», или нерыночных связей, а также вследствие существования монополии и монополистической конкуренции, которые неизбежно вызывают разрыв между общественным и частным интересами. Развитию неоклассической теории благосостояния и посвящена главная работа Пигу «Экономическая теория благосостояния».

По А. Пигу, благосостояние «означает то, насколько хорошо чувствует себя человек или какова степень его удовлетворенности». Пигу различал общее и экономическое благосостояние. Экономическая наука изучает именно экономическое благосостояние, которое включает только те элементы, которые могут быть измерены с помощью денежного эталона. Общее благосостояние, в отличие от экономического, напрямую связанного с уровнем дохода, включает широкий круг элементов, не имеющих денежной оценки. Например, в общее благосостояние включается, кроме экономического, характер работы, состояние окружающей среды, взаимоотношения между людьми, положение в обществе, жилищные условия, общественный порядок и т. д. По Пигу, между экономическим и общим благосостоянием существует тесная связь, по крайней мере, в развитых странах.

А. Пигу отождествляет экономическое благосостояние с «национальным дивидендом». Национальный дивиденд (или в современной терминологии – национальный доход), по Пигу, это «все то, что люди покупают на свои денежные доходы, а также услуги, предоставляемые человеку жилищем, которым он владеет и в котором проживает».

При исчислении национального дивиденда, как доказывал Пигу, необходимо учитывать несколько моментов. Во-первых, в национальный дивиденд не входят услуги, оказываемые самому себе и в домашнем хозяйстве (например, женитьба человека на своей экономке уменьшает размер национального дивиденда), во-вторых, в национальном дивиденде учитываются только товары и услуги, входящие в состав конечного потребления (чтобы исключить двойной счет).

Сравнивать размеры национального дивиденда за различные периоды можно только исключая влияние роста цен. Для этого Пигу ввел понятие реального национального дивиденда. На общий уровень благосостояния оказывает влияние не только величина национального дивиденда, но и принципы его распределения. Основываясь на законе убывающей предельной полезности, Пигу выдвинул тезис о том, что передача части дохода от богатых к бедным увеличивает сумму общего благосостояния. Логика Пигу следующая: поскольку доход подвержен действию убывающей предельной полезности, то трансферт дохода от богатых к бедным увеличит совокупное благосостояние, так как сумма удовлетворения последних возрастает больше, чем уменьшится сумма удовлетворения первых.

На базе этих предположений А. Пигу разработал свою теорию налогообложения и дотаций, где основным принципом налогообложения является принцип наименьшей совокупной жертвы, т. е. равенство предельных жертв для всех членов общества, что соответствует системе прогрессивного налогообложения.

В контексте проблем распределения рассматривает А. Пигу и вопрос о соотношении экономических интересов общества и индивида. Ключевым понятием концепции Пигу является дивергенция (разрыв) между частными выгодами и издержками, выступающими как результат экономических решений отдельных лиц, с одной стороны, и общественной выгодой и затратами, выпадающими на долю каждого, – с другой.

Как мы уже выяснили, у А. Пигу размер валового национального продукта неточно отражает уровень общего благосостояния, поскольку и состояние окружающей среды, и характер работы, и формы досуга, и др. – реальные факторы благосостояния, и поэтому возможно изменение уровня общего благосостояния при неизменном уровне экономического благосостояния. Особенно подробно в связи с этим Пигу анализирует ситуации, когда деятельность предприятия и потребителя имеет так называемые внешние эффекты, которые денежной меры не имеют, но тем не менее, реально влияют на благосостояние (хрестоматийный пример отрицательных внешних эффектов: загрязнение окружающей среды в результате промышленной деятельности предприятий). Пигу отмечает, что в зависимости от знака внешних эффектов общественные затраты и результаты могут быть либо больше, либо меньше частных.

Пигу уделил внимание изучению именно отрицательных внешних эффектов, т. е. ситуаций, когда общественные издержки производства товара больше частных издержек его производителя. В результате чего частное предложение, руководствующееся мотивом прибыльности, оказывается неадекватным оптимальному с точки зрения всего общества распределению ресурсов по отраслям производства.

Поэтому, по мнению Пигу, для каждого произведенного товара необходимо соблюдать условие, чтобы предельная общественная выгода, отражающая сумму, которую все люди желали бы заплатить за все выгоды от использования дополнительной единицы товара, была равна предельным общественным издержкам, т. е. сумме, которую люди согласились бы заплатить за альтернативное использование ресурсов. В случаях, когда предельная общественная выгода превышает предельную частную выгоду, мы имеем дело с положительными «внешними эффектами», и правительство должно субсидировать производство данного товара (например, строительство маяка или освещение городских улиц). Когда же предельные общественные издержки превышают предельные частные издержки, мы имеем дело с отрицательными «внешними эффектами», и правительство должно обложить налогом экономическую деятельность, связанную с дополнительными общественными издержками (например, выброс дыма в результате промышленной деятельности), чтобы частные издержки и цена товара отражали бы потом эти издержки.

Таким образом, максимизация общественного благосостояния, по Пигу, предполагает не только систему прогрессивного налогообложения доходов, но и измерение так называемых внешних эффектов и организацию перераспределения денежных средств через механизм государственного бюджета.

Заслуживает внимания в теории благосостояния Пигу и вывод, который он делает из признания теории процента, разработанной представителем австрийской школы Э. Бем-Баверком (рассматривавшим процент как вознаграждение за ожидание в условиях предпочтения текущих благ будущим). Признавая, что дар предвидения несовершенен и будущие блага мы оцениваем по убывающей шкале, Пигу делает вывод о трудностях осуществления крупномасштабных инвестиционных проектов с длительным сроком окупаемости (в том числе инвестиций в образование) и расточительности в использовании природных ресурсов. Это доказывает, что система свободного рынка порождает конфликты не только между частными и общественными интересами, но также и внутри общественного интереса: между выгодой текущего момента и интересами будущих поколений.

Отсюда вытекает вывод, что государство должно не только обеспечивать максимизацию общественного благосостояния через механизм перераспределения доходов и учета внешних эффектов, но и обеспечивать развитие фундаментальной науки, образования, осуществлять природоохранные проекты, защищая интересы будущего.

Таким образом, особенность подхода Пигу к проблеме благосостояния состоит в том, что он решает ее с позиции всего общества, а не индивида. Работа Пигу положила начало теории распределения национального дохода, выдвинула проблему сочетания экономических интересов частных лиц, фирм и общества.

 

< назад | к содержанию | вперед >

 



Данную страницу никто не комментировал. Вы можете стать первым.

Ваше имя:

Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить