И.А. Лаврухина
ИСТОРИЯ ЭКОНОМИЧЕСКИХ УЧЕНИЙ

к содержанию

 

Теории монополистической конкуренции

 

Анализ процесса монополизации экономики представителями исторической школы и марксизма. Процесс монополизации экономики, заметно усилившийся в последней трети XIX в., впервые получил отражение в работах представителей немецкой исторической школы. Они же и ввели термин для обозначения этой стадии развития капитализма – «империализм» (от лат. «imperium» – «власть»). В рамках применявшегося ими исторического метода представители этой школы собрали обширный фактический материал, характеризовавший это новое на тот момент экономическое явление.

Значительное внимание анализу империализма было уделено и в марксистской экономической литературе. Наиболее известной является работа В. И. Ульянова (Ленина) (1870–1924) «Империализм, как высшая стадия капитализма» (1916). Ленин показал, что в основе процесса монополизации лежит концентрация и централизация производства и капитала, многократно усилившиеся в последней трети XIX и в начале ХХ в. в результате глубоких структурных изменений в экономике. Эти изменения проявились в том, что основой экономики стала тяжелая промышленность, в которой эффективными были крупные и крупнейшие предприятия. По мнению Ленина, когда производство в отрасли сосредоточено в руках немногих производителей, то возникает возможность договора между ними. Предметом договора могут быть различные параметры деятельности производителей – начиная от цен продажи и объемов выпуска и до самого сбыта и условий производства.

Аналогичные процессы концентрации и монополизации, как показал Ленин, происходили и в банковской сфере. В результате развития этих процессов и постепенного слияния промышленных и банковских монополий возникает финансовый капитал и финансовая олигархия, стремившаяся к мировому экономическому господству, а это в свою очередь приводит к борьбе за экономический (важнейшее средство – вывоз капитала) и политический раздел мира.

По Ленину, монополия, обладающая властью на рынке, реализует эту власть прежде всего в монопольно высоких прибылях. Эти прибыли есть результат поддержания монопольно высоких цен. Однако Ленин не изучал сам механизм формирования монопольных цен. Его внимание было сосредоточено на тех качественных изменениях, которые привносила с собой монополистическая стадия развития капитализма в систему социально-экономических отношений. Ленин доказывал, что «империализм есть высшая и последняя стадия капитализма», полнейшая материальная и социальная подготовка социализма. На этом во многом основывался вывод Ленина о возможности осуществления социальной революции в России – стране экономически отсталой, но характеризовавшейся высокой степенью монополизации экономики.

Изучение механизма образования монопольных цен было осуществлено в рамках неоклассического направления в 30-е гг. ХХ в. До этого момента модели функционирования экономики в рамках классического, а тем более неоклассического направлений, строились на предположении о совершенной конкуренции, свободном переливе капитала, полной информированности всех участников экономического процесса и т. д. Неоклассики не могли не признавать факт существования монополии, но в большинстве случаев они рассматривали ее как явление, объясняющееся внеэкономическими факторами. Предполагалось, что она возникает лишь на естественной или юридической основе. Первая является результатом невоспроизводимых условий производства, вторая – результатом «дарования привилегий». Поэтому в большинстве неоклассических моделей монополия рассматривалась как своего рода исключение из ситуации совершенной конкуренции.

Свидетельством того, что назрела настоятельная необходимость в теоретическом осмыслении процессов ценообразования в условиях монополизации стал одновременный выход в свет работ двух авторов-неоклассиков, живших на разных континентах – в США Э. Чемберлина «Теория монополистической конкуренции» (1933) и в Великобритании Дж. Робинсон «Экономическая теория несовершенной конкуренции» (1933).

Несмотря на одновременную публикацию работ этих двух авторов и очень схожие трактовки, первенство в разработке неоклассической теории монополии отдается Э. Чемберлину. Его теория ценообразования, изложенная в категориях маржиналистского анализа, представляется наиболее полной. В связи с этим стали говорить о «чемберлианской революции в микроэкономике».

Эдвард Чемберлин (1899–1967) впервые ввел в экономическую теорию понятие «монополистическая конкуренция». Это была совершенно новая постановка вопроса, т. к. экономическая наука традиционно трактовала конкуренцию и монополию – как взаимоисключающие понятия и предлагала объяснять цены либо в категориях конкуренции, либо в категориях монополии.

Чемберлин доказывал, что чистая монополия и чистая конкуренция – если не полная абстракция, то по крайней мере явление очень редкое. Большинство же реальных экономических ситуаций включают и элементы конкуренции (большое число фирм и независимость друг от друга, свободный доступ на рынок), и элементы монополии (покупатели отдают явное предпочтение ряду продуктов, за которые они готовы платить повышенную цену). Но как образуется такая структура?

Предприниматель в своем стремлении к получению максимума прибыли ставит целью захватить контроль над предложением товара для того, чтобы иметь возможность диктовать цену на рынке. Поэтому он создает товар, который хоть чем-то отличается от товара конкурента. Это Чемберлин назвал дифференциацией продукта, которую трактовал достаточно широко – она включает в себя не только различные свойства продукта, но все условия реализации и услуги, сопутствующие продаже, а также пространственное нахождение.

Фирма, добившись некоторой дифференциации своего продукта, становится своего рода монополистом на рынке его сбыта и приобретает частичную рыночную власть. Это означает, что увеличение цен на ее продукцию не обязательно приведет к потере всех покупателей (что предполагалось в условиях совершенной конкуренции, когда продукт является однородным, и, как следствие, спрос абсолютно эластичен по цене).

Другими словами, там, где продукт дифференцирован, продавец одновременно выступает и конкурентом, и монополистом. Монопольная власть при этом не абсолютна, пределы монопольной власти устанавливают товары-заменители (субституты) и отсюда возможна высокая эластичность спроса по цене.

Монополизм, обусловленный дифференциацией продукта, означает, что коммерческий успех зависит не только от цены и потребительских качеств продукта, но и от того, сумеет ли продавец создать и приумножить имеющийся спрос на определенную продукцию. Другими словами, в отличие от неоклассической модели, где объем спроса и его эластичность выступают как нечто заданное, в модели Чемберлина они выступают как параметры, на которые монополист может оказывать воздействие через формирование наших вкусов и предпочтений. Поэтому Чемберлин констатирует ослабление значения ценовой конкуренции и делает акцент на внеценовые факторы, способствующие формированию спроса на определенный товар – на рекламу, качество товара, набор услуг по обслуживанию потребителей, местоположение магазина и т. п. Это означает, что в условиях монополистической конкуренции эластичность спроса по цене снижается.

Чемберлин существенно пересмотрел принятый в неоклассике подход в объяснении процесса ценообразования. В неоклассической модели центральной проблемой фирмы являлось регулирование объема продукта при заданной цене, вопрос регулирования цены заданного продукта не ставился, так как цены, согласно допущениям, задаются извне. Модель Чемберлина подразумевает поиск оптимального объема производства и соответственно уровня цен, обеспечивающих их фирме максимальную прибыль. Чемберлин допускает, что в условиях монополистической конкуренции фирма максимизирует прибыль при объеме производства меньшем, нежели тот, который обеспечивал бы наивысшую технологическую эффективность, а потребители платят за товары дороже. Как следствие этого – недогрузка производственных мощностей и безработица.

Вместе с тем, Чемберлин не считает предпринимателей-монополистов ответственными за такое состояние экономики, считая его неизбежной платой общества за дифференцированное потребление. Монополисты несут ответственность лишь в том случае, если дифференциация их продукта искусственна и не ведет к реальному изменению качества. Однако в целом процесс дифференциации продукта порожден разнообразием вкусов публики, и стремление к монополии объясняется склонностью к дифференциации спроса, где сами различия во вкусах, желаниях и доходах покупателей указывают на потребность в разнообразии.

В связи с проблемой неизбежного ограничения предложения в условиях монополии по дифференциации продукта, когда фирма производит объем продукции меньше потенциально возможного, Чемберлин указывает на то, что для сбыта дополнительной продукции фирме придется либо снизить цену, либо увеличить расходы по стимулированию продаж. Поэтому, как заметил Чемберлин, в структуре издержек возникает и быстро растет новый вид издержек – «издержки сбыта». Интересно, что «издержки сбыта» он трактует как издержки приспособления спроса к продукту в отличие от традиционных издержек производства, представляющих собой издержки приспособления продукта к спросу. По его мнению, в условиях монополистической конкуренции при увеличении объема выпуска продукции издержки производства сокращаются, но издержки сбыта дополнительной продукции растут. По Чемберлину, это может объяснить нам отсутствие избыточной прибыли в условиях монополии по дифференциации продукта, так как в долговременном плане цена только покрывает суммарные издержки производства и сбыта.

Таким образом в модели монополистической конкуренции Чемберлина, рынок любого единичного производителя определяется и лимитируется тремя основными факторами: ценой продукта; особенностями самого продукта и расходами по сбыту.

Джоан Робинсон (1903–1983) в отличие от Чемберлина, который сосредоточился на изучении монополии по дифференциации продукта, анализировала монополию, возникшую на основе высокого уровня концентрации производств и капитала.

В работе «Экономическая теория несовершенной конкуренции» (1933) Дж. Робинсон исследовала поведение крупных компаний, сдвиги в механизме рыночной конкуренции, явление монополизации рынка, механизм монополистического ценообразования. Решающим условием монопольного обладания продуктом Робинсон, так же как и Чемберлин, считала дифференциацию продукта, т. е. такие изменения, которые не могут быть полностью компенсированы товарами-субститутами. Однако дифференциация продукта, по ее мнению, не единственное условие монополии. По Робинсон, монополия представляет собой явление не только рынка, но и концентрированного производства, поскольку доля постоянных издержек, приходящихся на единицу продукции, с ростом объемов производства снижается. Кроме того, Дж. Робинсон показала, что крупные компании имеют возможность поддерживать более высокую цену, чем могли бы иметь в условиях совершенной конкуренции.

Дж. Робинсон проанализировала процесс получения монопольно высоких прибылей в условиях несовершенной конкуренции. Главное средство извлечения таких прибылей – это маневрирование ценами. Дж. Робинсон показала, что крупные компании имеют возможность и стремятся использовать цены как инструмент воздействия на спрос и регулирования сбыта.

Дж. Робинсон ввела в экономическую теорию понятие «дискриминация в ценах», что означало сегментацию рынка монополией на основе учета различной эластичности спроса по цене у разных категорий потребителей, маневрирование ценами для разных доходных групп и на разных географических рынках. Дж. Робинсон показала, что монополист обретает возможность разбить рынок своего товара на отдельные сегменты и для каждого из них назначить особую цену так, чтобы общая прибыль оказалась максимальной. Однако возникает вопрос – почему же монополист не назначает на всех рынках одинаково высокую цену? Оказывается, что это нецелесообразно, потому что в условиях несовершенной конкуренции у разных групп покупателей существует разная эластичность спроса по цене, и если повсеместно назначить высокую цену, спрос может резко сократиться.

Отсюда для максимизации прибыли монополия действует избирательно. При выпуске нового «дифференцированного» товара сначала назначает высокую цену, обслуживая наиболее состоятельную часть покупателей (рынок с низкой эластичностью спроса по цене или «сильный рынок»), затем понижает цену, привлекая менее состоятельных покупателей, до тех пор, пока не будут охвачены рынки с высокой эластичностью спроса по цене («слабые рынки»). Аналогично при пространственной дискриминации, например, могут устанавливаться монопольно высокие цены на внутреннем рынке и демпинговые во внешней торговле.

Таким образом, общее правило ценовой дискриминации заключается в том, что самая высокая цена устанавливается там, где эластичность спроса меньше всего, а самая низкая – там, где эластичность спроса выше всего. Оценивая последствия такой политики «снятия сливок», Дж. Робинсон показала, что монополия, использующая маневрирование ценами, достигает и увеличения объема выпуска продукции, и увеличения валового дохода.

Оценивая поведение монополии с точки зрения общества в целом, Дж. Робинсон заняла критическую позицию. По ее мнению, с одной стороны, монополия, использующая дискриминацию в ценах (по сравнению с простой монополией, не практикующей такого поведения), повышает объем выпускаемой продукции. С другой стороны, ценовая дискриминация, сохраняя монопольно высокие цены, ведет к неправильному распределению ресурсов и к их общему недоиспользованию. Кроме того, монополизация производства, по мнению Дж. Робинсон, в любом случае неблагоприятно влияет на распределение богатства между людьми.

Еще одним аргументом против монополизации экономики стало учение Дж. Робинсон о монопсонии . Закономерности ценообразования в условиях монопсонии Дж. Робинсон анализирует на примере рынка труда, когда крупная фирма (монопсонист) приобретает труд неорганизованных работников. В этом случае компания-монопсонист навязывает рабочим условия сделки, при которых реальная заработная плата может оказаться ниже предельного продукта труда рабочего. По мнению Робинсон, это не что иное как эксплуатация труда. Этот последний вывод произвел сенсацию в научных кругах, и Дж. Робинсон даже прослыла революционеркой. Однако заметим, что это вовсе не так. В ситуации, когда заработная плата оказывается на уровне предельного продукта труда, по Робинсон, эксплуатация отсутствует. Отсюда факторами, противодействующими эксплуатации, она считала законодательство о минимальной заработной плате и политику профсоюзов.

 

< назад | к содержанию | вперед >

 



Данную страницу никто не комментировал. Вы можете стать первым.

Ваше имя:

Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить