И.А. Лаврухина
ИСТОРИЯ ЭКОНОМИЧЕСКИХ УЧЕНИЙ

к содержанию

 

Значение неокейнсианских моделей роста

 

Труды Р. Харрода и Е. Домара были первыми исследованиями в сфере экономической динамики и положили начало развитию целого раздела современной экономической теории.

Вместе с тем модель Харрода – Домара активно критиковалась как представителями либеральной, так и марксистской науки. Критика марксистов сводилась, в частности, к тому, что Харрод акцентирует внимание на количественных взаимосвязях расширенного воспроизводства «вообще», безотносительно к его социальной форме, поэтому в его монографии почти полностью отсутствует анализ общественных конфликтов, порождаемых процессами накопления капитала. Утверждалось также, что модель Харрода слишком абстрактна и оставляет в стороне деление совокупного общественного продукта по натуральной форме. Это последнее положение разделяли и некоторые последователи Кейнса, в частности, посткейнсианцы (Дж. Робинсон). Они сформулировали более сложную модель роста, в которой выделили секторы инвестиционных и потребительских товаров.

Концепцию Харрода критиковали также представители неоклассического направления. Эта критика сводилась к следующим положениям:

1) неокейнсианская теория роста является однофакторной, единственным фактором роста признаются инвестиции. Неоклассики утверждали, что прирост общественного продукта зависит от изменения всех факторов производства – труда, капитала и природных ресурсов, а также научно-технического прогресса. Эта критика стимулировала создание альтернативных неоклассических моделей экономической динамики (Дж. Мид, Р. Солоу), которые базировались на модернизированном варианте функции Кобба – Дугласа и отличались многофакторным характером;

2) предположение Харрода о нейтральном характере научно-технического прогресса и постоянстве нормативного коэффициента капиталоемкости (cr) также признается не отвечающим реальности. Специальные исследования показали, что нейтральный характер научно-технического прогресса, при котором изобретения, экономящие труд, равновелики по эффекту изобретениям, экономящим капитал, это скорее исключениее, чем правило. Чаще встречается капиталосберегающий тип научно-технического прогресса;

3) тезис Харрода о внутренней нестабильности капиталистической системы, усиливающейся в процессе роста, и о вытекающей отсюда необходимости государственного регулирования экономики, вызывает самое сильное недовольство неоклассиков. Формулируя данный тезис Харрод исходил из того, что величина сбережения определяется причинами психологического характера, а коэффициент капиталоемкости – нейтральным типом научно-технического прогресса. Разноплановость этих причин, по Харроду, исключает возможность достижения соответствия между ними с помощью одних лишь рыночных рычагов, отсюда выводится регулирование капиталистической экономики.

Неоклассики доказывали, что между величиной капиталоемкости и нормой накопления существует функциональная связь, которая и обеспечивает сохранение между ними определенного соответствия, а следовательно, и тенденцию к автоматическому поддержанию устойчивого непрерывного роста.

Несмотря на обоснованность приведенной критики, теория роста Харрода внесла заметный вклад в историю экономической мысли. Она положила начало теоретическим исследованиям проблем роста. Введенные Р. Харродом понятия: гарантированный темп роста как прогнозная величина, определяющая линию непрерывного развития с точки зрения предпринимателей; естественный темп роста как максимально возможная в длительном плане линия роста при данном ресурсном обеспечении) используются сегодня представителями разных направлений современной экономической мысли в их исследованиях экономической динамики, а также в практике прогнозировании экономического роста.

Неокейнсианская теория цикла. Автором неокейнсианской концепции цикла, является Э. Хансен (1887–1975). Мировую известность ему принесла монография «Экономические циклы и национальный доход» (1951), состоящая из четырех частей:

1. Природа экономических циклов.

2. Теория дохода и занятости.

3. Теория экономических циклов.

4. Экономические циклы и государственная политика.

В первой части книги, опираясь на фактические исследования экономической истории США, он выделил четыре модели циклических колебаний. Причем все они порождены неравномерностью инвестиций. Так, «малые циклы» – от 2 до 3 лет, порождаются неравномерностью воспроизводства оборотного капитала (на базе колебаний капиталовложений в товарно-материальные запасы); «большие циклы» – 6–13 лет, причиной которых служит неравномерность вложений в основной капитал; «строительные циклы» – продолжаются в среднем от 17 до 18 лет с амплитудой колебаний от 16 до 20 лет. Строительные циклы порождаются наличием временного лага между возникновением потребности в новых зданиях и моментом удовлетворения этой потребности . И, наконец, «вековые циклические волны» – длительностью до полувека и более – вызванные фундаментальными переворотами в технике, крупными сдвигами в производстве .

Отсюда вытекают несколько важных особенностей подхода Хансена. Прежде всего, обращает на себя внимание, что по своему характеру теория циклов Хансена является инвестиционной теорией. Эта теория «множественности циклов» также позволила Хансену дать свою собственную интерпретацию причин мирового экономического кризиса 1929–1933 гг. и последующей депрессии. По его мнению, глубина падения производства была столь значительной именно потому, что на начало 1930-х гг. приходитлось совмещение нисходящих волн большого и строительного циклов, а также ухудшение положения дел в сельском хозяйстве (в процессе колебаний «векового цикла»). Вековой цикл в сельскохозяйственном секторе мирового рынка развивался, по Хансену, следующим образом: затяжная депрессия 1873–1896 гг.; период процветания 1896–1920 гг.; очередная полоса тяжелых времен 1920–1939 гг.

Далее Хансену необходимо было объяснить, чем порождается сама эта инвестиционная неравномерность. Сначала Хансен отметил существование в рыночной экономике характерного механизма «отставания-опережения». Это значит, что если один из взаимосвязанных экономических факторов (скажем, спрос) отклоняется от равновесного состояния, то другие факторы (например, предложение) реагируют на это не сразу, а со значительным опозданием. Сочетание «отставания и опережения» порождает в экономической системе явления «рыскания» (hunting), или перманентные колебании вокруг равновесного положения. Самый яркий пример «рысканья» – механизма циклического приспособления предложения к спросу – строительные циклы.

Затем Хансен сосредоточился на объяснении механизма инвестиционных колебаний. Для этого он предложил различать категории автономных и стимулированных (или производных) инвестиций. Автономные инвестиции названы так потому, что не зависят непосредственно от текущей хозяйственной конъюнктуры. Причинами автономных инвестиций выступают, согласно Хансену, научно-технический прогресс, демографические сдвиги, вызывающие перемены в предложении труда на рынке, открытие новых месторождений полезных ископаемых, вовлечение в оборот новых хозяйственных площадей и др. Стимулированные инвестиции соответственно зависят от конъюнктуры, т. е. от прироста дохода.

Начало циклическому процессу кладут автономные инвестиции. Они запускают в ход механизм мультипликатора (приращение инвестиций в какой-либо одной из отраслей вызывает прирост дохода не только в данной отрасли, но и во всех связанных с нею сопряженных отраслях, т. к. туда направляется дополнительный импульс спроса). В результате общее приращение дохода оказывается большим, чем первоначальное приращение автономных инвестиций.

Однако, как мы знаем, прирост дохода в свою очередь вызывает рост инвестиций (на этот раз стимулированных, т. е. производных от роста дохода). Эта связь получила название эффекта акселератора .

Совместное действие мультипликатора и акселератора позволяет объяснить фазу подъема в экономике: пусть научно-технический прогресс вызывает в какой-либо из отраслей некоторый объем автономных инвестиций; через механизм мультипликатора эти инвестиции результируются в помноженном приросте национального дохода, а этот прирост, в свою очередь (через механизм акселератора), вызывает еще большее приращение стимулированных инвестиций. Экономика идет в гору, внутри нее раскручивается маховик бума.

Для объяснения циклических колебаний далее необходимо объяснить, почему рано или поздно экономический подъем закончится и произойдет поворот от подъема к спаду. При объяснении «механизма поворота» Э. Хансен выделяет две группы причин.

Первая связана с исчерпанием автономных инвестиций. Этот процесс обусловлен, по Хансену, снижением предельной эффективности капиталовложений (т. е. уменьшением рентабельности каждой последующей доли инвестиций по мере роста их объема), увеличением на стадии бума нормы процента и, наконец, ростом цен на инвестиционные товары.

Вторая причина связана с сокращением предельной склонности к потреблению. Действительно, согласно основному психологическому закону Кейнса, с ростом дохода, естественным для стадии подъема, склонность к потреблению падает, а склонность к сбережению растет.

Исходя из действия этих двух групп причин первоначальный импульс к росту (автономные инвестиции) действует все слабее, к тому же все с меньшей отдачей функционирует передаточный механизм (мультипликатор и акселератор). Происходит остановка роста и экономика поворачивает к спаду, причем мультипликатор и акселератор начинают действовать в это время в обратном направлении.

Новый подъем начинается тогда, когда на стадии спада постепенно накопятся импульсы для новых автономных инвестиций, прежде всего новые технические усовершенствования. Кроме того, на стадии спада доля потребления в доходе резко возрастает (с уменьшением дохода предельная склонность к потреблению приближается к единице). Падение нормы процента, уменьшение цен на капитальные блага также облегчают процесс автономных инвестиций, а затем механизм мультипликатора-акселератора приводит к развертыванию нового экономического подъема.

В третьей части своей монографии «Экономические циклы» Хансен изложил своего рода историю теории цикла и показал какие авторы внесли вклад в разработку элементов теории цикла. Среди таких авторов Хансен назвал М. Туган-Барановского, А. Шпитгоффа, Г. Касселя, (раскрывали роль колебаний в размерах инвестиций); К. Викселля и Дж. М. Кейнса (проанализировали детерминанты инвестирования: естественная норма, взятая в отношении к денежной норме процента, или график предельной эффективности инвестиций и денежной нормы процента); А. Шпигоффа и Р. Харрода (исследовали роль динамических факторов: техники, природных ресурсов, расширения территории и роста народонаселения как детерминантов инвестирования); Й. Шумпетера (открыл пучкообразный характер инвестирования, обусловленный стадным характером деятельности в области нововведений); А. Афталиона, А. Пигу и Дж. М. Кларка (обратили внимание на особый характер производства в рыночной экономике, проявляющийся в необходимости длительного времени производства элементов основного капитала, а также открыли принцип акселерации); Я. Тинбергена, Р. Фриша, П. Самуэльсона, Дж. Хикса, Л. Клейна и (описали взаимосвязи экономических переменных с помощью эконометрических моделей).

Для справедливости отметим, что подбор Хансеном авторов и развитых ими элементов теории цикла не является исчерпывающим и он касается только инвестиционной теории цикла, которую развивал сам. Идеи сторонников альтернативных теорий цикла Хансен не анализировал.

В завершающей, четвертой части книги Хансен изложил свою антициклическую программу. Кстати, многие ее положения уже реализовывались в практике государственного регулирования.

Эта программа предполагает три группы мер.

1) Встроенные механизмы гибкости (встроенные стабилизаторы) прогрессивный подоходный налог, система страхования от безработицы, система поддержания цен на фермерскую продукцию. Система встроенных стабилизаторов вводится с целью уменьшить эффективный спрос во время бума и увеличить его на стадии спада. Тем самым бум будет притормаживаться, а спад – сглаживаться. Так, при прогрессивном налогообложении на стадии подъема налоговые поступления в бюджет будут увеличиваться быстрее, чем растут доходы. Это будет сдерживать дальнейший рост доходов, эффективный спрос уменьшится, подъем затормозится. Напротив, на стадии спада налоговые поступления в бюджет уменьшатся в большей степени, чем доходы. Поэтому, хотя размеры доходов упадут в абсолютном выражении, относительная доля, которая может быть потрачена частными инвесторами и потребителями, увеличится. К тому же на стадии спада за счет накоплений в бюджете, осуществленных во время подъема, увеличиваются государственные расходы (льготные кредиты, государственные закупки, система общественных работ и т. д.), которые также сдерживают спад. Система встроенных стабилизаторов, по Хансену, понижает амплитуду циклических колебаний, но она не в состоянии обеспечить переход ко всеобщему росту дохода и занятости. Для этого используется второй вид антициклической политики.

2) Автоматически действующие компенсирующие контрмеры (их отличает то, что для их включения не требуется дополнительное согласование с органами законодательной власти). На стадии депрессии применяются такие меры, как: снижение нормы процента (через уменьшение Федеральной резервной системой учетной ставки); общее понижение налоговых ставок; скупка ФРС государственных облигаций на открытом рынке; сокращение обязательного размера резервов, которые частные банки должны передавать в распоряжение ФРС; общее увеличение размеров ссуд, предоставляемых федеральным правительством, гарантий по ссудам и т. д. На стадии инфляционного бума при превышении уровня инфляции определенного, заранее оговоренного рубежа, должны приниматься меры противоположного характера.

3) Управляемые программы компенсирования цикла (это, по сути, бюджетное регулирование). В фазе экономического подъема предполагается ограничение государственных расходов и накопление бюджетного излишка. Наоборот, в периоды спада сокращение деловой активности компенсируется ростом расходов государства, вплоть до образования бюджетного дефицита. Этот вид антициклической политики отличается способом реализации. Например, если президент получил полномочия в установленных законодательной властью пределах изменять базисные ставки подоходного налога, то это будет действием, предпринятым в результате свободного решения, в нем нет принудительности, которой отличаются автоматические программы.

Предложенные неокейнсианцами программы антициклического регулирования и стимулирования экономического роста широко применялись в развитых странах с рыночной экономикой в 50–60-е гг. ХХ в. и имели успех. Однако, начиная с 1970-х гг., в оценках теоретиков и политиков стал превалировать критический настрой. Причиной этому стал кризис кейнсианской теории, в связи с нарастанием таких неблагоприятных последствий кейнсианской государственной политики, как галопирующая инфляция, рост безработицы и недогрузки производственных мощностей, бюджетные дефициты, кризис в денежной сфере и т. п.

Главные аргументы критики были сформулированы представителями американского монетаризма. Так, лидер монетаристов М. Фридмен обратил внимание, что так называемая политика «точной подстройки под цикл» является несостоятельной в силу существования «временных лагов» между моментом принятия какой-либо меры и наступлением реального эффекта от ее введения. Поскольку временные лаги довольно велики (от 0,5 года до 1,5 лет), мероприятия, нацеленные против спада, могут реально подействовать на стадии подъема и наоборот – нацеленные против подъема – могут подействовать на стадии спада. Кроме того, Фридмен обратил внимание на то, что в 1970-е гг. в условиях НТР и растущей интернационализации хозяйства экономическая система настолько усложнилась, что был перейден своеобразный порог управляемости, после которого она усложняется настолько, что попытки централизованного регулирования пропорций теряют смысл и лишь увеличивают общую диспропорциональность. Представители неоавстрийской школы (Л. Мизес и Ф. Хайек) доказывали принципиальную невозможность эффективной государственной политики вследствие ограниченности человеческого познания.

В заключение отметим, что Э. Хансен не ограничился только программой текущего регулирования. Его социальный идеал имел общие черты с представлениями Кейнса и Харрода. Подобно им, Хансен рассматривал частные инвестиции в качестве главного средства стимулирования экономического роста, однако в перспективе ориентировался на общество, в котором полная занятость в экономике будет сочетаться с высоким общественным и частным потреблением. В последних работах Хансен особенно подчеркивал роль социальной сферы, считая, что вложенные в эту сферу средства вызовут более высокий рост производительности труда, чем те же средства, вложенные в производственную сферу.

 

< назад | к содержанию | вперед >

 



Данную страницу никто не комментировал. Вы можете стать первым.

Ваше имя:

Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить