Экономическая библиотека

Сборник научных трудов об индивидуальной свободе и свободном рынке. Проект Liberty Fund, Inc.

Расширенный поиск



Невидимая рука рынка

 

«Жадность — это хорошо», — заявляет Гордон Гекко, злодей из фильма «Уолл-стрит», киноклассики 1980-х. Этот убийственный афоризм подтвердил худшие страхи благонамеренного общества, опасавшегося финансистов. Головорезы из каменных джунглей Манхэттена уже не стеснялись своей вопиющей алчности — напротив, они гордо выставляли ее напоказ наряду с полосатыми рубашками и красными подтяжками.

Разумеется, «Уолл-стрит» шокировал зрителей конца XX века, но представьте себе, как подобное заявление восприняли бы двести лет назад, когда в интеллектуальной жизни доминировала Церковь и определение людей как экономических животных было близко к святотатству.

Тем легче вам будет осознать, насколько радикальной стала для своей эпохи теория «невидимой руки», предложенная Адамом Смитом в XVIII веке. Книгу Смита, как и ее голливудского потомка, ждал огромный коммерческий успех: первый тираж быстро разлетелся, и с тех пор этот труд стал частью экономического канона.

Роль личной выгоды. «Невидимая рука» — это метафора для закона спроса и предложения, объясняющая, каким образом взаимодействие этих факторов служит выгоде всего общества. Самое простое объяснение таково: людей, действующих исходя из личной выгоды, нельзя считать плохими. В условиях свободного рынка объединенные усилия всех тех, кто преследует собственные интересы, в итоге выгодны обществу в целом и обогащают всех и каждого.

В своем шедевре «Богатство народов» (1776) Смит использует выражение «невидимая рука» всего три раза, однако следующий отрывок подчеркивает его важность:

Каждый отдельный человек... не имеет в виду содействовать общественной пользе и не сознает, насколько он содействует ей... Направляя эту промышленность таким образом, чтобы ее продукт обладал максимальной стоимостью, он преследует лишь собственную выгоду, причем в этом случае, как и во многих других, он невидимой рукой направляется к цели, которая совсем и не входила в его намерения... Преследуя свои собственные интересы, он часто более действенным образом служит интересам общества, чем тогда, когда сознательно стремится делать это. Мне ни разу не приходилось слышать, чтобы много хорошего было сотворено теми, кто делал вид, что он ведет торговлю ради блага общества.

Эта концепция объясняет, почему свободный рынок сыграл столь значительную роль в развитии сложных современных сообществ.

Ведомые невидимой рукой. Возьмем изобретателя по имени Томас, который придумал новый тип лампочки — более экономной, долговечной и яркой, чем прочие. Томас сделал это, руководствуясь личной выгодой — в надежде стать богатым и, возможно, знаменитым. Побочный продукт будет полезен всему обществу: появятся рабочие места для изготовителей лампочек; жизнь тех, кто их купит, улучшится; жилые помещения станут светлее. Если бы лампочки не пользовались спросом, Томасу никто не заплатил бы, то есть невидимая рука, по сути, отвесила бы ему оплеуху за его ошибку.

Томас запускает свой бизнес, и другие предприниматели, видя, что он получает прибыль, пытаются обойти изобретателя, предлагая похожие лампочки, но еще ярче и лучше. Конкуренты тоже начинают богатеть. Но невидимая рука не дремлет. Чтобы оставить рынок за собой, Томас снижает цену на свой товар. Обрадованные покупа тели получают пользу от еще более дешевых лампочек.

На каждой стадии этого процесса Томас действует исходя не из общественного, а из личного интереса, однако, как ни парадоксально, в итоге выигрывают все. В каком-то смысле теория невидимой руки аналогична математической идее «минус на минус дает плюс».

Если только один человек блюдет свою выгоду, а остальные действуют альтруистично, результат не будет полезен обществу. Адам Смит (1723–1790)

Отцом экономической науки стал интеллектуал-бунтарь — редкое сочетание для человека, родившегося в шотландском городке Керколди. Как и подобает первому экономисту, Смит был эксцентричным ученым, считал, что не принадлежит к научному истеблишменту, и время от времени жаловался на свою необычную внешность и недостаток общительности.

В его кабинете в университете Глазго повсюду высились огромные стопки книг — такую же картину можно наблюдать в кабинетах многих современных последователей Смита. Бывало, он разговаривал сам с собой и ходил во сне.

Слова «невидимая рука» появились в первой книге Смита «Теория нравственных чувств» (1759), посвященной человеческому общению, а также соотношению моральных устоев и присущего человеку стремления к личной выгоде. Покинув Глазго, чтобы стать наставником юного герцога Баклю, Смит начал работу над книгой, вышедшей позднее под названием «Исследование о природе и причинах богатства народов».

Впоследствии Смит сделался своего рода интеллектуальной звездой. Его идеи не только повлияли на всех великих экономистов, они также содействовали промышленной революции и первой волне глобализации, сошедшей на нет в течение Первой мировой войны. В последние 30 лет Смит вновь стал героем для экономистов — его размышления о свободном рынке, свободной торговле и разделении труда являются основой современной экономической мысли.

В 2007 году Смит удостоился чести стать первым шотландцем на банкнотах Банка Англии: его портрет мы видим на купюре в 20 фунтов.

Пример тому — компания Coca-Cola, которая в 1980-х изменила рецепт своего газированного напитка в попытке привлечь более молодых, следящих за модой покупателей. Напиток New Coke не оправдал надежд: покупатели не оценили перемену вкуса, продажи упали. Послание невидимой руки рынка было очевидным, и Coca-Cola, столкнувшись с падением прибыли, отказалась от New Coke уже через пару месяцев. Компания вернулась к прежнему рецепту, чему покупатели были рады, как и топ-менеджеры Coca-Cola — взлету и прибыли.

Адам Смит признавал, что в некоторых обстоятельствах теория невидимой руки неверна. К ним относится известная «трагедия общин». Если у нас есть ограниченное количество некоего ресурса, например пастбище в общественном пользовании, то те, кто пасет на этой земле скот, делают это во вред соседям. Подобный аргумент эффективно использовали борцы с глобальным потеплением.

Границы свободного рынка. В последние десятилетия правые политики время от времени узурпируют концепцию невидимой руки рынка, однако теория Смита вовсе не связана с каким-либо политическим мировоззрением. Это позитивная экономическая теория, пусть она и ослабляет позиции людей, считающих, что экономикой куда лучше управлять сверху: пусть власти решают, что именно нужно производить.

Невидимая рука рынка акцентирует внимание на том, что индивиды — а вовсе не правительства и администраторы — должны уметь понять, что производить и что потреблять. Тут есть важные оговорки. Смит тщательно разграничивает личный интерес и чисто эгоистическую жадность. Кроме прочего, в наших интересах — создать комплекс законов и правил, который защитит потребителей. Речь об имущественном, патентном, авторском праве, о законах, защищающих работников. Невидимую руку рынка должно подкреплять правовое регулирование.

Вот в чем ошибся Гордон Гекко. Тот, кто движим одной только жадностью, может попытаться обойти закон, чтобы обогатиться за счет других. Адам Смит этого не одобрил бы.

‘Не от благожелательности мясника, пивовара или булочника ожидаем мы получить свой обед, а от соблюдения ими своих собственных интересов.

Мы обращаемся не к гуманности, а к их эгоизму и никогда не говорим им о наших нуждах, а лишь об их выгодах’

Адам Смит

 

Все идеи | Спрос и предложение >

 


Данную страницу никто не комментировал. Вы можете стать первым.

Ваше имя:

Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить