Экономическая библиотека

Сборник научных трудов об индивидуальной свободе и свободном рынке. Проект Liberty Fund, Inc.

Расширенный поиск



Капитализм

 

Для Фрэнсиса Фукуямы этот момент ознаменовал «конец истории». Для миллионов жителей Восточной Европы и не только наступила эра невиданных доселе свободы и процветания. Дэвид Хассельхофф дал концерт, ставший вершиной его короткой (по счастью) музыкальной карьеры. Падение Берлинской стены имело для разных людей самое разное значение.

Однако важнее всего был ответ, который падение стены давало на вопрос о структуре и функционировании экономики. Для большинства наблюдателей коллапс Советского Союза неопровержимо доказал, что рыночная экономика — лучший способ сделать страну процветающей, а ее граждан счастливыми. Это была победа капитализма.

Вероятно, капитализм навлек на себя больше критики, чем любая другая экономическая модель. В самом деле, само название «капитализм» изначально было пренебрежительным термином, придуманным социалистами и марксистами XIX века для обобщения наиболее неприятных аспектов современной экономической жизни: эксплуатации, неравенства и угнетения (если ограничиться лишь тремя). В ту эпоху на капитализм нападала и Церковь — она считала, что стремление к прибыли и деньги угрожают религиозному учению. По сей день капитализм винят в том, что он порождает неравенство, благоприятствует безработице и нестабильности, чреват чередованием периодов бума и кризиса. Некоторые утверждают, что капитализм последовательно вредит окружающей среде.

Система-полукровка. Капитализм есть система, в которой капитал (компании, оборудование и структуры, используемые для производства товаров и услуг) принадлежит не государству, а индивидам. Проще говоря, фирмами владеют частные лица: они участвуют в прибыли, либо приобретая акции, либо одалживая компаниям деньги в обмен на облигации. Иногда люди делают это напрямую; чаще их средства инвестируются через пенсионные фонды. Почти каждый гражданин экономически развитой страны, сам того не сознавая, обладает акциями крупных компаний посредством своего пенсионного фонда. В теории это означает, что все и каждый заинтересованы в процветании бизнеса.

Как правило, учебники по экономике не дают четкого определения капитализма. Их авторов можно понять. В отличие от беспримесных, сравнительно одномерных экономических систем вроде коммунизма, капитализм — это полукровка. Он замысловат и многолик. Капитализм крадет отдельные черты у многих других систем, и выразить его суть в одном определении очень трудно. Мало того, поскольку капитализм яляется самой распространенной экономической системой в мире, давать ему опеределение словно бы и не нужно.

Так как при капитализме в экономике доминируют не власти, а индивиды, он обычно идет рука об руку с рыночной экономикой. В остальном система может принимать самые разные обличья. На практике экономика, которую принято называть капиталистической, — экономики США, Великобритании, других держав Европы и многих развивающихся стран — более точно описывается термином «смешанная», потому что сочетает свободный рынок с вмешательством государства. Абсолютно свободная экономика — ее часто называют laissez-faire (фр.): «позвольте (им) делать (то, что они хотят)» — никогда не существовала. Как показывает история идеи, сейчас рынок большинства ведущих стран мира чуть менее свободен, чем был пару веков назад.

Эволюция капитализма. Эволюция капитализма. В ранних формах капитализм развился в средневековой Европе из феодальной системы, при которой сельхозработники должны были обеспечивать прибыль дворянам-землевладельцам. В результате в конце XVI века появился меркантилизм — узнаваемый, но незрелый предшественник капитализма, подпитываемый международной торговлей и открытием европейцами прибыльных ресурсов обеих Америк. Дельцы, получавшие доход с торговых путей между Америкой и Европой, сказочно обогатились. Так впервые в истории обычные люди начали зарабатывать деньги сами по себе, не полагаясь на покровительство богатого монарха или аристократа.

Этот прорыв был решающим, и хотя Адама Смита отдельные аспекты меркантилизма возмущали, его движущую силу — индивидов, обогащающихся за счет торговли друг с другом, — он включает в число ключевых факторов капитализма в «Богатстве народов». В те времена государство благоволило купцам куда больше, чем сейчас, позволяя им создавать монополии и поддерживая их пошлинами на импорт. Развившиеся за двести лет правовые структуры — частная собственность, акционерные общества, — а также экономические факторы прибыли и конкуренции стали фундаментом современного капитализма.

В XIX веке роль основных производителей прибыли играли уже не купцы, а промышленники и собственники фабрик, и во многих отношениях это был золотой век для свободного рынка. В ту эпоху в США и Великобритании рынок был не столь ограничен, а государство не столь склонно к вмешательству, как сегодня. Однако неизбежность возникновения в ряде отраслей промышленности монополий, а также экономико-социальная травма Великой депрессии 1930-х (и последовавшей за ней Второй мировой войны) побудили государство вмешаться в экономику сильнее прежнего, национализировать отдельные секторы и создавать для граждан государство всеобщего благоденствия. Непосредственно перед крахом Уолл-стрит в 1929 году расходы правительства США составляли менее десятой части совокупного продукта страны. Сорок лет спустя они были примерно равны его трети. Сегодня они составляют около 36 % и продолжают расти. Чтобы понять, почему произошел этот скачок, достаточно прочесть следующую главу, посвященную кейнсианству. Последние сто лет история капитализма в основном сводилась к вопросу о том, насколько велики должны быть расходы государства — и насколько сильно оно может вмешиваться в экономику.

Капитализм и демократия. Капитализм и демократия. У капиталистической системы есть важные свойства, отражающиеся на политике и гражданских свободах. Капитализм по сути демократичен. Он разрешает действовать невидимой руке рынка, поощряет предпринимателей больше трудиться и развивать бизнес, ставит корыстный интерес индивида выше мнения властей о том, что лучше для народа, и предоставляет держателям акций контроль над компаниями. Тем самым капитализм закрепляет в обществе индивидуальные демократические и избирательные права так, как это не под силу другим системам, в которых решения спускаются сверху. То, что почти во всех некапиталистических странах царит диктатура и люди там не имеют права голоса, — не совпадение. Впрочем, если говорить о современном Китае, многие считают, что принятие этой страной рыночных ценностей в конечном итоге превратит ее в демократию.

В демократических странах сохраняется противоречие между вмешательством государства и правами индивида, кроме того, постоянно и бурно обсуждается вопрос, до какой степени капитализм может быть несправедливым, побуждая страдать одних и позволяя несоразмерно благоденствовать другим. И все-таки сложно найти экономиста, который не согласился бы с тем, что при капитализме экономика становится богаче и здоровее, развивается быстрее, создает больше сложных технологий и в целом обеспечивает более спокойный политический климат, чем при альтернативных системах. Когда Берлинская стена и СССР ушли в прошлое, всем стало ясно, что капитализм, в отличие от коммунизма, породил на Западе куда более здоровые экономические формации. Впоследствии один экономист за другим приходил к выводу, что, невзирая на многочисленные огрехи, капитализм остается лучшим выбором для современной процветающей экономики.

 

< Сравнительное преимущество | Все идеи | Кейнсианская экономика >

 


Данную страницу никто не комментировал. Вы можете стать первым.

Ваше имя:

Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить