Экономическая библиотека

Сборник научных трудов об индивидуальной свободе и свободном рынке. Проект Liberty Fund, Inc.

Расширенный поиск



Созидательное разрушение

 

Все знают, что теория эволюции Дарвина имела исключительное научное значение и встала в один ряд с открытием Ньютоном гравитации и законов движения, а также догадкой Коперника о том, что Земля вращается вокруг Солнца. Мало кто знает, что Дарвин не создал бы свою теорию, если бы не экономика.

В 1838 году Дарвин, вдохновленный трудами Томаса Мальтуса, вообразил мир, в котором наиболее приспособленная особь выживает и может развиться в новый, более сложный и лучше оснащенный для выживания вид. «Теперь, наконец, я обладал теорией, при помощи которой можно было работать», — писал Дарвин. Если приглядеться, окажется, что силы, действующие в природе и в рыночной экономике, таинственным образом схожи.

Закон экономических джунглей. Как и природа, свободный рынок может показаться чем-то отвратительным. И там, и там талантливые и достойные индивиды иногда терпят неудачу. Природа и рынок немилосердны: если ваша идея неуспешна, вы рискуете обанкротиться; приняв неверное инвестиционное решение, можно потерять все. Однако, согласно закону созидательного разрушения, такие неудачи в конечном счете способствуют появлению бизнеса помощнее, экономики посильнее и общества побогаче — они выпалывают старые, неэффективные и самые неконкурентоспособные фирмы, чтобы их место заняли новые, более жизнеспособные и активные.

Закон созидательного разрушения, сформулированный группой австрийских экономистов в XX веке, расширяет описанную Адамом Смитом систему правил для спроса и предложения. Он утверждает, что рецессия или экономический спад, когда безработица растет, а прибыль бизнеса падает, может оказаться позитивным для экономики в долгосрочном плане — пусть интуиция и утверждает обратное.

Энергичнее всех эту идею пропагандировал Йозеф Шумпетер, австриец, который, спасаясь от нацистов, эмигрировал в США. Он был убежден, что избегать рецессий не следует, и это утверждение в свое время было столь же скандальным, как и сегодня. Почти все экономисты в ту эпоху (как почти все политики даже сейчас) полагали, что государство должно делать все от него зависящее, чтобы избегать рецессий и, в особенности, депрессий. Так, Джон Мейнард Кейнс говорил, что поскольку те и другие наносят значительный сопутствующий ущерб — тут и безработица, и исчезающая уверенность в завтрашнем дне, — государство обязано бороться со спадом любыми доступными ему средствами, включая понижение процентных ставок и увеличение расходов госсектора с целью «завести» экономику.

Экономисты в большинстве своем полагаются на сложные компьютерные модели, построенные на исходном условии: конкуренция идеальна, а спрос и предложение неизменны. Шумпетер считал, что такие модели имеют мало общего с переменчивыми условиями, в которых живет общество.

Доводы Шумпетера не только не были опровергнуты, но, наоборот, со временем стали еще весомее. Видные экономисты Брэд Де Лонг и Ларри Саммерс считают: если Кейнс был самым важным экономистом XX века, то Шумпетер может оказаться таковым для века нового.

Перерождение через рецессию. Экономика не катится по ровным рельсам — она переживает циклы подъема и спада. Во время подъема, когда потребители тратят больше обычного и часто больше занимают, бизнес зарабатывает сравнительно легко. Шумпетер считал, что из-за этого возникают неэффективные компании, которые в менее благоприятные времена вообще не появились бы.

И наоборот, когда экономика падает и домохозяйства тратят меньше, неэффективные фирмы банкротятся. В краткосрочном плане это болезненный процесс, однако в целом он побуждает инвесторов вкладывать средства в другие, более привлекательные, отрасли экономики. Эти инвестиции, в свою очередь, способствуют увеличению потенциальных темпов роста спустя несколько лет. Шумпетер и его коллега из австрийской школы Фридрих Хайек доказывали, что властям нельзя снижать ставку процента в попытке предотвратить рецессии. Напротив, те, кто сделал неприбыльные инвестиции в период подъема, должны пострадать от последствий своих решений, иначе в будущем они неизбежно повторят те же ошибки.

Эта логика применима и к целым отраслям, и к отдельным компаниям. Так, в последние годы скверная ситуация на рынке, вызванная конкуренцией с иностранными фирмами, вынудила промышленность США и Европы сократить объемы производства и модернизироваться, при этом неэффективные компании были ликвидированы.

Выживает сильнейший. Данная теория была реализована на практике в 1930-е во время Великой депрессии, когда власти США в надежде на очистительное исцеление позволили тысячам банков обанкротиться. Тогдашний министр финансов США Эндрю Меллон призывал инвесторов «избавляться от рабочих, избавляться от акций, избавляться от фермеров, избавляться от недвижимости... Наша система должна очиститься от гнили». В последующие годы экономика потеряла треть своих богатств; на восстановление ушли десятилетия. Это разрушение выглядело не слишком созидательным, и неудивительно, что после произошедшего концепция была скомпрометирована. Скептическое отношение к ней подкрепляют недавние исследования, согласно которым бизнес склонен к реструктуризации и модернизации скорее во время подъема, а не спада.

Однако Шумпетер и Хайек считали, что есть важная разница между небольшим спадом и полномасштабной депрессией, которая длится годами и наносит непоправимый ущерб экономике. Закон созидательного разрушения работает, только если экономика столь гибка, что спад для нее — не катастрофа. Во многих европейских странах, регулирующих рынок рабочей силы так жестко, что бизнесу сложно увольнять и нанимать работников, людям, потерявшим работу в период спада, сложнее найти себе новое место. В такой ситуации рецессии чреваты сложноустранимыми негативными последствиями, которые перекрывают долгосрочные преимущества, обещаемые созидательным разрушением.

Посыл остается прежним: из пепла спада экономика может возродиться более сильной и здоровой. Из ста крупнейших транснациональных компаний 1912 года к 1995-му в этом списке оставались лишь 19, причем почти половина некогда славных фирм закрылись, обанкротились или стали частью других компаний. Именно благодаря созидательному разрушению экономика в XX веке росла столь успешно. Исследования показывают, что в американской истории рецессии по большей части увеличивали производительность, а не уменьшали ее. Иными словами, как эволюция дает сильнейшим видам приспособиться к окружающей среде, так и созидательное разрушение создает экономику лучше прежней.

 

< Созидательное разрушение | Все идеи | Рынок недвижимости >

 


Данную страницу никто не комментировал. Вы можете стать первым.

Ваше имя:

Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить