Хорошее окрашивание волос по приемлемой цене.

 

 

ДЕЛОВОЕ ОБЩЕНИЕ. ДЕЛОВОЙ ЭТИКЕТ

к содержанию

 

1.3. Культура внешности

 

Огромное количество правил этикета связано именно с культурой внешности человека. И это не случайно. Внешний вид человека часто отражает его внутреннее, нравственное содержание. Психологи утверждают, что в 85 случаях из 100 люди составляют свое впечатление от первого знакомства с человеком по его внешнему виду. И изменить это впечатление в дальнейшем бывает очень трудно.

Представления о красоте внешнего вида человека необычайно изменчивы, но этот вопрос всегда был в эпицентре культуры и находил свое отражение в нормах приличия.

Все живущие на Земле племена и народы с неизменным вниманием относились к своей внешности. Чего только не придумывали люди, чтобы быть красивыми: надевали на себя причудливые одежды, сооружали невообразимые прически, разрисовывали тела, выдергивали ресницы и волосы бороды, разукрашивали тела рубцами и татуировкой, уродовали зубы, вводили посторонние предметы в нос, уши и губы и т.д.

НАРИСОВАННАЯ КРАСОТА

Один из наиболее древних способов украшения — раскрашивание тела. Наиболее распространен этот обычай у первобытных народов и племен, которые таким способом одновременно решали несколько задач: во-первых, так они защищали кожу от солнца и укусов насекомых, во-вторых, с помощью особых мотивов рисунка и определенной цветовой гаммы подчеркивали свое социальное положение в общине, в-третьих, раскраска использовалась как украшение с целью удивить, произвести впечатление, привлечь к себе внимание своих соплеменников (особенно противоположного пола), наконец, особого рода раскрашивание тела использовалось в военных целях — боевая раскраска.

Иначе говоря, раскрашивание тела всегда несло в себе несколько смыслов, значений: утилитарное, символическое, эстетическое и др. И тому есть множество примеров. Так, хорошо известно, что у многих женщин и даже мужчин в Индии на лбу нарисованы небольшие кружки, которые называются «тилак» или «нама». Это не только способ украшения внешности человека, но и особый знак, по которому легко определить, замужем ли женщина и к какой касте принадлежит человек.

Специалисты считают, что практически все народы планеты прошли через культуру раскрашивания тела.

Еще четыре тысячи лет тому назад в Египте знали секреты приготовления огромного количества ароматических масел и различных красок для лица.

Европейцы, прибывшие в Америку вскоре после Колумба, прозвали аборигенов «краснокожими». Однако в отличие от «чернокожих» индейцы не были таковыми от природы. А иные индейские племена, обитавшие на землях нынешней Канады, можно было по внешнему виду считать «синекожими», поскольку раскрашивание тела у них было очень популярным и предпочтение отдавалось синим краскам.

Изысканные римские патрицианки, как известно, красили брови обугленными муравьиными яйцами, а губы — киноварью, суриком и даже смесью свинца и крокодилового помета. А римский поэт Овидий в своем трактате «Наука любить» давал женщинам конкретные советы по совершенствованию внешности с помощью красок и косметических средств. С падением же Римской империи искусство косметики надолго было предано забвению, и только в XII столетии возродилось вновь.

Сама традиция и определенные способы, приемы раскрашивания тела сохранились и до сегодняшнего дня в виде макияжа — искусства оформления лица с помощью косметических средств (красок, кремов, теней и т.п.), основанного прежде всего на требованиях гигиены, умеренности и эстетической привлекательности.

КРАСОТА БЫВАЕТ РАЗНОЙ. Другим известным способом украшения, отчасти дошедшим и до нас, является обычай выдергивания волос — эпиляция. Особенно часто этот обычай встречается у первобытных народов, во многих негритянских и индейских племенах. Обычай выщипывать бороду существует и у северных народов, в частности у якутов. Каждый пробивающийся волос бороды, а часто и ресницы безжалостно вырываются ногтями или же особыми маленькими щипчиками.

Чрезвычайно распространенным в различных культурах, но не менее удивительным по своей сути был и остается обычай украшать свою внешность с помощью введения в различные части тела (нос, губы, уши) посторонних предметов.

Для совершенствования своей внешности некоторые народы прибегают и к таким способам, как оттягивание мочек ушей до самых плеч, уродование формы губ и ушей, изменение верхней части ушной раковины и т.п.

Примером такого обычая является и прокалывание мочек ушей для ношения серег. Причем в ряде национальных культур (а теперь нередко и у нас) это можно встретить не только у женщин, но и у мужчин. И способы прокалывания, и украшения при этом весьма разнообразны. Так, у различных племен даяков «женщины вставляют в них (уши) серьги, кусочки зеркала, просто носят в них оструганные палочки, а иногда и... сигареты. Уши прокалываются или внизу, или даже вверху... Что касается мужчин, то их украшения в ушах служат иной цели: показать мужество, воинственность, храбрость. Поэтому они вставляют в отверстие мочек зубы диких животных, кабаньи клыки, которые в нынешнее время заменили зубы врагов, служившие некогда украшением».

Любопытны некоторые особенности украшения губ и носа.

У европейцев очень распространен поцелуй, так как у других народов (африканцев, индейцев и др.) он не имеет такого большого значения. «Целующийся негр представляет собой этнографическую несообразность»,— замечает К. Вейлэ. Этим во многом и объясняется то, что для европейцев не характерно украшать губы, тогда как у «нецелующихся» народов украшение рта, изменение вида, формы губ встречаются достаточно часто.

Все украшения вставляются уже в детстве, девочкам прокалывают нижние губы, уши и нос; затем мешают заживанию раны, систематически увеличивают ее, вводя соломинки и другие предметы, все большие и большие, до тех пор, пока они не превратятся в целые пластинки, достигающие часто семи и более сантиметров в диаметре.

ТАТУИРОВКИ

Но, пожалуй, самым распространенным из перечисленных способов украшения тела был (и во многом остается) обычай татуировки и нанесения рубцов, который встречается практически у всех народов. При этом под татуировкой понимается изменение кожи человека в результате введения различных красок; рубцевание же тела — более сложный процесс: на кожу наносится целый ряд мелких надрезов, соответствующих определенному рисунку, затем, после образования струпа, на тех же местах снова проводится разрез, и так повторяется до тех пор, пока не получится задуманный рубец. В некоторых местах эти рубцы создаются выжиганием или отделением целых кусочков кожи, которые после заживания раны выдаются в виде бугорков.

Татуировка и рубцы всегда использовались как своеобразный язык, с помощью которого в сжатой форме передавалась важная и нужная информация о личности того или иного человека, его семейном, племенном, профессиональном отличии от других. Нередко они являлись знаками неких памятных событий или способами испытания мужества и выносливости человека, поскольку все эти процедуры чрезвычайно болезненны и неприятны. Но при этом рубцы и татуировка несли в себе и функцию украшения тела.

Так, например, у племени даяков в Индонезии определенным образом разукрашенный палец — свидетельство участия воина в сражении, а татуированная ладонь — символ того, что этой рукой добыта в бою голова неприятеля. У девушек же это способ показать будущему мужу, какая она смелая и что она может выдержать любую боль... Даяки верят, что без татуировки нельзя добиться в жизни ничего хорошего. У каждого племени свой рисунок татуировки, по нему можно легко определить, где живет даяк и какого он рода.

Интересна история, рассказанная новозеландским художником XIX в. Генри Линдауером. Во время своего путешествия, когда он однажды нарисовал портрет старика туземца из племени маори, тот, посмотрев на свое изображение, сказал: «Нет, это не я. Вот это — я!» — и продемонстрировал татуировку на своей груди.

Любопытным является и тот факт, что у индейцев племени сандехи (в Центральной Америке) многочисленные узоры татуировки наносят на тела своих жен мужья. При этом обилие и качество узоров зависит от того, насколько муж любит и ценит свою супругу. И все же набор изображений, узоров, наносимых на тело в качестве татуировки у тех или иных народов, достаточно ограничен, традиционен и передается из поколения в поколение. Разумеется, существуют и свои стандарты в отношении женских и мужских татуировок.

При всей своей традиционности для человеческой культуры татуировка как символ красоты все же в меньшей степени присуща европейской культуре, где ею всегда пользовались лишь в определенных кругах (матросы, преступники, проститутки и т.п.) и преимущественно как знаком профессии или какого-либо важного события в жизни человека.

Любопытные тенденции мы можем наблюдать в современной культуре. В то время как среди молодежи в полинезийских, индейских и других племенах традиция украшения тела татуировкой все больше угасает, среди европейцев она становится популярной.

Более того, татуирование тела оформляется в некий художественный жанр (что-то вроде нательной графики), причем щеголяют в разноцветных узорах на тете не отпетые зеки, а молодые люди в возрасте, как правило, от 17 до 23 лет, и не только парни, но и девушки. Что это — глупость? азарт? юношеское стремление удивить окружающих, подчеркнуть свою особенность и независимость от общественного мнения? мждаиш мода? Но ведь мода, как известно, быстро проходит, а узоры на теле — уже навсегда...

Кстати, все тот же К. Вейлэ, изучая причины зарождения обычая татуирования, пришел к выводу, что у человечества в основе этих обычаев лежали вполне прагматические причины. Одна из них — рас- царапывание кожи, вызванное укусами насекомых. «...Оно приносит облегчение, особенно же после того, как на расчесанное место приложить сырой земли или чего-нибудь другого. Таким образом, при проникновении в рану мельчайших частиц земли мы получаем цветную татуировку, а простое расцарапывание раны дает уже мотив к дальнейшему развитию обычая украшения тела рубцами. Если эти раны были приобретены в почетной борьбе, то это могло подать повод на всей земле к воспроизведению подобных почетных знаков.»

Кроме того, татуировка, раскраска, рубцевание тела были наиболее популярны как украшения до того, как появилась одежда. И в этом смысле они являются пережитками человеческой культуры. С появлением одежды и декоративных украшений (бусы, серьги, кольца и т.п.) они отошли на второй план и использовались в большей степени не как украшения, а как символы профессии, памятные знаки о каких- либо значительных событиях и встречах в жизни этого человека.

ДРЕВНЕЕ ЧЕМ ОДЕЖДА

Украшения по своему происхождению считаются более древними, чем одежда, поскольку являются достоянием всего человечества, начиная с самых ранних ступеней его развития.

Многие историки культуры считают, что одежда появилась тогда, когда человек в силу ряда природно-климатических и иных причин утратил способность самостоятельно восстанавливать волосяной покров своего тела и пришел к изобретению посторонних средств защиты тела от неблагоприятных природных факторов (холод, дождь, жгучее солнце и др.). Но наряду с этой концепцией существует и иная точка зрения.

Так, немецкий историк Ю. Липперт пишет: «Одежда человека имеет, так сказать, два своих родословных дерева, которые соединяются в одно лишь после того, как срослись между собою их ветви. Одно из них вырастает на почве щегольства и страсти к нарядам, другое — на почве нужды; родиной первого является юг, второго — север; первое — более древнего, второе — более позднего происхождения». Далее он приводит свидетельства того, что первобытные народы «ходили совершенно голые, но, по-видимому, очень любили наряжаться. Все, что им дарили, они вешали себе на голову или на шею». То же самое заметил и знаменитый капитан Кук у австралийцев: «Хотя эти дикари так же, как и огнеземельцы, ходили совершенно голые, они, казалось, не менее первых заботились об украшениях. Один из них, которому я дал кусок старой рубашки, вместо того чтобы повязать себе им какую-нибудь часть тела, обмотал ее вокруг головы, наподобие чалмы».

Человек всегда обладал стремлением к украшению собственной внешности ради какой-либо цели, прибегая дня этого к использованию разнообразных искусственных средств, которые и получили название декоративных украшений. По своей начальной сути украшения служат для того, чтобы произвести впечатление, привлечь к себе внимание прежде всего представителей другого пола, выделиться. Поэтому и украшения, и одежда человека могут рассматриваться как особый, знаковый язык, посредством которого человек общается с окружающими.

Более того, каждая вещь в той или иной мере выступает знаком социального престижа. По вещам человека можно с достаточно большой долей вероятности определить «кто есть кто».

Во все времена считалось, что чем дороже и ценнее материал, искуснее, а значит, дороже работа, тем выше общественный статус их владельца. Любая же имитация драгоценности, независимо от того, насколько мастерски и художественно она была выполнена, считалась подделкой, «дешевкой» и осуждалась общественным мнением, как неприличная для солидного человека. А человек, решившийся украсить себя такой вещью, считался лишенным вкуса, не знающим приличий и вообще низко павшим.

Столь популярные сегодня украшения из пластмассы появились лишь в начале XX в., благодаря французским модельерам Г. Шанель и Э. Скиапарелли, которые считали, что искусственные драгоценности нисколько не уступают украшениям из драгоценных металлов.

Конечно, сегодня по тем или иным вещам трудно стало судить о месте человека в социальной иерархии. Но престижность самих вещей по-прежнему актуальна.

НЕ ПЛАТЬЕ, А МАНЕРЫ

Вещь не только является знаком престижа, она еще говорит о самосознании и вкусе ее хозяина. Считается, например, что женщина с развитым вкусом и достоинством, знакомая с правилами хорошего тона, никогда не наденет на себя в дорогу, на дачу или на экскурсию бриллианты или другие дорогие украшения, которые уместны только в вечернее время.

Вещи способны по-своему управлять поведением человека и регулировать его настроение. Та или иная одежда диктует ее хозяину поведение, определяет, какие позы, жесты, движения и походка допустимы. Поэтому, к примеру, в джинсах девушка ведет себя несколько иначе — более раскованно, свободно, чем в вечернем платье, а в модной куртке человек чувствует себя иначе, чем в рабочем ватнике.

И все же прав был О. Бальзак, который писал: «Тайна туалета заключается не в платье, а в известной манере носить платье», и еще: «Пустой человек украшается, только умный человек умеет одеваться». Не случайно этикет всегда содержал в себе целый раздел правил и требований, относящихся к культуре ношения одежды и украшений.

В старых книгах и пособиях по этикету мы находим такие наставления:

«Уменье одеваться более важно, нежели уменье входить в комнату или уменье кланяться. Ничто так не бросается в глаза, как одежда человека,— недаром же составилась пословица: «По платью встречают, по уму провожают». Уменье хорошо и со вкусом одеться есть верный признак благовоспитанности...

Порядочный человек всегда должен быть так хорошо и гармонично одет, чтобы ни одна часть его одежды не бросалась в глаза. Величайшая элегантность заключается в величайшей простоте. Если кто-нибудь из ваших знакомых или приятелей хвалит ваш галстук или жилет ваш, будьте уверены, что этот галстук или жилет красивы более, чем нужно, иначе они не бросались бы в глаза, а если это так, то, стало быть, комплимент вашему галстуку или вашему жилету вовсе не комплимент для вас самих, а, напротив, прямое порицание вашему вкусу...

Безупречная чистота — первое качество светского человека. Вам скорее простят потертое платье, чем жирное пятнышко на вашем жилете...

Не следует думать, что одеваться дорого и вычурно значит одеваться хорошо, напротив, простота, соединенная со вкусом или опрятностью, всегда стоит неизмеримо выше вычурности...

Одеваться чересчур по моде так же вульгарно, как и слишком отставать от моды, поэтому надо одеваться так, чтобы платье ваше было сшито только лишь согласно с модой, но не было бы рабским подражанием модной картинке и не походило бы на нее, как две капли воды...

Простота, даже в самом богатом наряде, и соответствие этой простоты возрасту особы больше всего идет женщинам, о чем им не следовало бы так часто забывать...

Даже у себя дома женщина не должна выходить из своей комнаты в таком платье, в котором ей было бы стыдно показаться чужим. У себя дома рсегда нужно быть одетой настолько прилично, чтобы постоянно быть готовой выйти к нечаянному гостю; заставлять же его ждать, пока вы переоденетесь, очень неприлично. Никогда не нужно иметь вида озабоченности своим костюмом...

Что касается драгоценных украшений, то утром их носить не принято, исключение составляют кольца, с которыми не расстаются, а также брошки и серьги, которые не должны быть с жемчугом или бриллиантами, так как эти драгоценности носят исключительно с нарядным туалетом..»

Все эти правила представлены в книге «Хороший тон» (СПб., 1889). Их дополняет другое, более позднее издание под названием «Жизнь в свете, дома и при дворе» (СПб., 1890), в котором искусству одеваться посвящен целый раздел. В нем говорится:

«Между всеми светскими обычаями и условиями незнание условий приличного туалета служит несомненным признаком вульгарности и недостатка такта... Роскошь туалета заключается не в богатстве его, но в изяществе и вкусе. Изящной женщиной называется не та, которая увешана драгоценностями, наподобие витршы ювелира, но та, костюм которой сообразен с требованием хорошего вкуса и хорошего общества,..

Женщина со вкусом следует моде, не подчиняясь ей рабски и вполне сохраняя свою оригинальность... Хозяйка дома на приемах должна избегать слишком богатого костюма, могущего затмить туалеты ее гостей... Обилие украшений во всяком возрасте придает отпечаток вульгарности и уничтожает изящество... Простота есть лучшее украшение молодости. Самые роскошные драгоценности не делают женщину ни красивей, ни моложе...

Духи употребляются лишь в ограниченном количестве, особенно же сильно пахнущие, как мускусные и т.п. Лица, употребляющие слишком крепкие духи, дают повод подозревать их в нечистоплотности и желании замаскировать неприятный запах. Каждый пол и возраст имеет свои соответствующие духи, так же как цветы, камни и костюмы...»

ЭЛЕГАНТНОСТЬ СЕГОДНЯ...

Правила этикета, касающиеся культуры одежды и украшений, в наше время не только сохраняются, но и дополняются новыми, современными:

- все, что на вас надето, должно быть всегда безукоризненно чистым, отглаженным, застегнутым на пуговицы (а не приметано на «живую нитку» или пристегнуто на булавку), аккуратно подшитым. Сама одежда должна быть аккуратно сшита, так как криво простроченный шов на самом модном платье будет выглядеть некрасиво, неряшливо;

- каблуки должны быть аккуратными — стертый, сбитый каблук, растоптанные туфли с прилипшей к ним грязью от позавчерашнего дождя сведут на нет все старания быть модным и элегантным;

- волосы должны быть чистыми, даже если вы не делаете специальную прическу.

Все это плюс красивая походка, приятные манеры и улыбка создадут облик элегантного человека.

Главная заповедь элегантности гласит: соответствие каждой вещи стилю ансамбля важнее ее самостоятельной красоты.

Таким образом, при всем многообразии правил этикета, относящихся к культуре внешности человека, главный смысл этих требований остается прежним — это чувство меры, гигиеничность и здравый смысл, значение которых подчеркивали еще древние греки.

Так, у Плутарха в его «Застольных беседах» находим: «Суетность, полагаю я, глубоко отличается от опрятности: например, женщины, злоупотребляющие притираниями и благовониями, украшающие себя золотом и пурпуром, представляются мне суетными, но никому не будет поставлено в упрек пристрастие к купанию, натиранию маслом, поддерживанию волос в чистоте».

Как же определить, чем же измерить это неуловимое чувство меры? Искусствовед И.А. Андреева пишет об этом так:

«Чувство меры — это не какая-то серенькая середина, не оставляющая никакого впечатления. Это точное попадание в цель. Когда нужно, чувство меры подскажет: нужно много, нужно чуть-чуть и т.д.

Развитый вкус и есть прежде всего чувство меры: умение определять и меру (сколько цветов, деталей, отделок в одном предмете одежды будет красиво, как их сочетать и т.д.), и обстановку, ситуацию, для которой подойдет та или иная мера. В основе чувства меры, которое, словно индикатор, определяет наш вкус, прежде всего лежит уважение к себе и к окружающим».

ТРАДИЦИИ И ОСОБЕННОСТИ

Конечно, само представление о том, что является эталоном меры у разных народов, в разных этикетных культурах, весьма различно.

Если европейская женщина, как уже отмечалось, носит минимум драгоценностей (особенно в дневное время), то в Индии существуют совсем другие представления о чувстве меры в одежде и украшениях. Индийская женщина может показаться на глаза посторонним скорее без одежды, чем без украшений.

Глядя на белую женщину, идущую по улице гораздо более одетою, чем индусская сестра, но без украшений, индус часто высказывает мнение, что ей должно быть стыдно ходить по городу такой голой. То, что считается красивым, модным, приличным у одних народов, в культуре других может быть совершенно неприемлемым.

Так, например, у нас женщины (да и мужчины тоже), стремящиеся быть красивыми, привлекательными, буквально одержимы идеей похудания. Они отказываются от многих продуктов, занимаются специальной гимнастикой и т.д. И все это — ради того, чтобы стать худой, стройной!

Хотя еще в XIX в. в России представления о женской красоте были иные. По русским понятиям красота женщины состояла из толщины и дородности. Женщина стройная не считалась красивой.

В Центральной Африке представления о женской красоте также связаны с тучностью. Существуют даже специальные учреждения — дома ддя откармливания девочек, достигших половой зрелости. Девочки-подростки проводят там иногда несколько лет, их кормят отгадкой и жирной пищей, не позволяют двигаться, старательно натирают их маслами. Все это время девочку обучают будущим обязанностям жены, матери, хозяйки дома, а заканчивается ее изоляция демонстрацией тучности. Затем следует свадьба с гордящимся ею женихом.

В культуре любого народа важными с точки зрения морали, эстетики, этикета являются не сами по себе детали внешности человека: одежда, прическа, косметика, очки, жесты, походка и т.п., а тот облик (образ), который эти детали создают в своей совокупности. Более того, облик человека не исчерпывается только внешностью как таковой. Это понятие очень емкое и включает в себя как внешний вид, наружность, так и душевный склад человека, особенности его характера, воспитанности.

Облик всегда был исторически очень изменчив. А сама изменчивость облика хорошо просматривается в истории костюма сквозь призму такого явления, как мода.

В основе любой моды лежит свой образ, который находит отражение в различных формах одежды, сочетании цветов, разнообразии линий и т.п. Мода всегда предполагает в качестве доминирующих, приоритетных те или иные стили, т.е. устойчивые, свойственные данной эпохе представления о прекрасном. Стиль находит свое отражение в этикете, морали, обычаях эпохи и через эту систему общественных норм накладывает свой отпечаток на облик человека этого времени, этой эпохи.

 

< назад | к содержанию | вперед >

 



Данную страницу никто не комментировал. Вы можете стать первым.

Ваше имя:

Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить