Экономическая библиотека

Сборник научных трудов об индивидуальной свободе и свободном рынке. Проект Liberty Fund, Inc.

Расширенный поиск



Криминомика

 

Что происходит, когда экономическая наука перемещается из зала заседаний Совета директоров в их спальни, а экономисты изучают не бизнес, а преступный мир? Что можно узнать, применив экономический анализ к чему угодно, от черного рынка до семейной жизни? Инструменты теории экономики, начиная со спроса и предложения и заканчивая теорией игр, столь универсальны, что позволяют пролить свет на многие явно неэкономические явления.

Рассмотрим историю продавца бубликов — один из множества примеров, приведенных в книге Стивена Левитта и Стивена Дабнера «Фрикономика» (2005), в основу которой легли исследования профессора Левитта. Предприниматель, продающий бублики компаниям, решает, что чем ходить туда-сюда и ждать, пока каждый клиент заплатит за товар, лучше оставить рядом с бубликами коробку для мелочи с просьбой положить в нее столько денег, сколько причитается. Как ни удивительно, эта система, основанная на доверии, работала на ура. Более того, финансовый учет выявил любопытные тенденции: оказалось, что честность людей идет рука об руку с маленькими офисами, хорошей погодой и близостью выходных...

«Фрикономика» предлагает читателю необычные умозаключения, касающиеся наиболее спорных вопросов нашего времени, в том числе абортов и расовой дискриминации. Среди прочего она выявляет удивительные связи между Ку-клукс-кланом и агентами по торговле недвижимостью, а также рассказывает о склонности к мошенничеству чикагских учителей и сумоистов.

Вывод прост: даже к самым неординарным, никак не связанным с рынком ситуациям можно применить фундаментальные законы экономической науки, будь то взаимодействие спроса и предложения, невидимая рука рынка, стимулирование или любой другой экономический принцип. В конце концов, экономика изучает процесс принятия решений, а наши решения далеко не всегда связаны с деньгами.

Впрочем, книга Левитта и Дабнера, ставшая бестселлером и породившая много подражаний, была не первой попыткой профессионального экономиста применить принципы своей науки к обыденной жизни. Первопроходцем в этой области был Гэри Беккер, экономист Чикагского университета, удостоенный в 1992 году Нобелевской премии. Беккер показал, что на каждого из нас — и на преступника, и на расиста, и на семьянина, и на наркомана — так или иначе воздействуют экономические законы, такие как рациональное принятие решений и стимулы.

Избежать наказания. В основе теории и аргументов Беккера лежит простая идея: все в мире имеет цену — пусть это социальная или эмоциональная цена, которую не выразишь в деньгах. Так, Беккер полагает, что люди, которые дискриминируют меньшинства, часто в мыслях увеличивают стоимость сделки, когда общаются с теми, кто им по какимто причинам не нравится.

Гэри Беккер воскликнул «эврика!», когда обнаружил, что выбирает между двумя вариантами: припарковаться в неположенном месте или проехать еще несколько кварталов до парковки, потеряв время и силы. Он решил нарушить правила, рассудив, что риск быть пойманным и наказанным не перевешивает лишние усилия на то, чтобы доехать до парковки и вернуться пешком. Похожие суждения, заключил Беккер, выносят преступники, раздумывая, нарушить ли им закон.

Этот вывод может пригодиться политикам, которые реформируют правовые системы, — он рекомендует увеличивать штрафы и ужесточать наказания. Чем жестче наказание, тем выше цена, которую заплатит пойманный нарушитель, тем с меньшей охотой человек пойдет на преступление. Именно эта концепция принесла Беккеру Нобелевскую премию.

Год спустя Левитт доказал правильность теории Беккера, сравнив уровень подростковой преступности в разных штатах США с уровнем преступности совершеннолетних в этих же штатах. Левитт обнаружил, что когда преступники взрослеют и им грозит куда более суровое наказание, они совершают преступления куда реже.

Тим Харфорд, автор книги «Экономист под прикрытием», наблюдал применение этой теории своими глазами, когда ехал в автомобиле Беккера в ресторан. Нобелевский лауреат оставил машину на пляже, где можно было парковаться бесплатно в течение получаса, и значительно превысил лимит времени. Так как полиция проверяет пляжи нечасто, Беккер, учитывая удобство парковки, решил пойти на риск. Он сказал, что поступает так постоянно, и хотя время от времени его штрафуют, но затраты не столь велики, чтобы заставить его парковаться где-либо еще. Беккер всего лишь вел себя рационально.

Применимость в социальной сфере. Конечно, принципы экономики применимы не только к преступности. Тот же Харфорд показал, что на вечеринках для свиданий в формате speed dating (англ. «быстрые свидания») требования участников к партнеру не являются абсолютными — они завышаются или занижаются в зависимости от места, где протекает вечеринка. Поэтому число удачных свиданий почти не зависит от того, насколько привлекательно место проведения вечеринки. По сути, речь идет об эффекте привязки — одном из принципов поведенческой экономики.

Левитт использует экономическую теорию, чтобы доказать, что воспитание влияет на детей не так сильно, как экономическое положение, а то и этническая принадлежность родителей. Он известен также гипотезой, по которой главной причиной снижения уровня преступности в США в 1990-е годы была легализация абортов в 1970-х, благодаря чему семьи из бедных районов перестали размножаться бесконтрольно.

«Макроэкономика не сводится к поведению людей, — утверждает Левитт. — Экономическая наука — это комплект инструментов, позволяющих нам рас смотреть мир. При этом экономика рекомендует проводить абсурдную политику, потому что для нее нет таких понятий, как честность, мораль, психологические факторы. В экономике адекватное наказание для тех, кто ставит машины на парковке для инвалидов, — это казнь или пытка, применяемые с небольшой периодичностью, и я думаю, что такие меры были бы вполне разумными».

Левитт говорит, что экономические теории не всегда применимы к обычной жизни, и в его словах содержится очевидный урок для политиков: экономика не позволяет увидеть мир таким, какой он есть. Но это лучший из доступных методов, позволяющий понять, как влиять на людей и предсказывать их поведение. Ведь наши общественные проступки ничем не отличаются от финансовых бурь и невзгод. Адам Смит наверняка с этим согласился бы.

 

< Теория игр | Все идеи | Экономика счастья >

 


Данную страницу никто не комментировал. Вы можете стать первым.

Ваше имя:

Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить