Экономическая библиотека

Сборник научных трудов об индивидуальной свободе и свободном рынке. Проект Liberty Fund, Inc.

Расширенный поиск



Экономика счастья

 

В 1970-х внимание экономистов привлекло крошечное королевство Бутан в Гималаях. По большинству показателей — ВВП, национальный доход, экология и так далее — страна развивалась ни шатко ни валко. Король Бутана пошел на необычный шаг: он объявил, что отныне прогресс страны будет измеряться не традиционно, а при помощи нового показателя — Валового Национального Счастья.

Бутанская инициатива могла показаться причудливым ответом на внешнюю критику, но, как выяснилось, король задел чувствительную тему, из которой выросла важная и уважаемая область исследований — экономика счастья. Она касается многих из нас. На уровне стран и индивидов почти все мы здоровее и богаче предков. Однако с ростом благосостояния растут и беспокойство, и неудовлетворенность. На протяжении последних 50 лет жители богатых стран становились все несчастнее.

Поиски счастья. В рамках традиционной экономики этот феномен необъясним. С эпохи Адама Смита богатство считалось ключом к развитию страны. Именно поэтому — и потому, что деньги легко измерить, — экономисты сосредоточились на таких показателях, как ВВП, безработица и прочие социальные величины вроде ожидаемой продолжительности жизни и неравенства. До недавнего времени счастье их не интересовало, что странно, если учесть, сколько внимания уделяли удовлетворенности жизнью философы прошлого.

Король Бутана не был первым человеком, кого осенило измерять уровень развития страны счастьем ее жителей. В 1776 году Томас Джефферсон заявил, что американцы имеют право не только на жизнь и свободу, но и на «поиски счастья». В XIX веке Джереми Бентам, отец философии утилитаризма, говорил, что нашей целью должно быть «наибольшее счастье для наибольшего количества людей».

В Бутане поиски счастья, кажется, принесли свои плоды. После введения индекса валового национального счастья страна развивалась стремительно. В 2007 году Бутан был второй экономикой мира по темпам роста, заодно королевство сумело увеличить и валовое национальное счастье. В попытке стабилизировать довольство людей король постановил не вырубать леса на 60 % территории страны и каждый год ограничивает туризм, который, надо думать, не способствует счастью. Деньги в Бутане перераспределяются между богатыми и бедными так, чтобы избежать массовой нищеты.

Измерение счастья. Попытка бутанского короля сделать подданных счастливее удалась. Опрос 2005 года выяснил, что лишь 3 % бутанцев не чувствуют себя счастливыми; почти половина населения заявляет, что очень счастлива. Правда, результаты таких опросов часто расплывчаты, неубедительны и несравнимы с другими показателями. Измерить счастье куда труднее, чем, допустим, уровень благосостояния или ожидаемую продолжительность жизни, потому-то экономисты и обходили «счастье» стороной. Однако прогресс в области томографии позволил нейробиологам узнать, какие именно области центральной нервной системы возбуждаются, когда человек счастлив, и это открытие придало попыткам измерить счастье научную достоверность.

В последние десятилетия экономисты и психологи впервые и всерьез стали измерять счастье в долгосрочной перспективе. Они пришли к выводу, что хотя люди и становятся счастливее по мере роста достатка, уровень удовлетворенности растет тем медленнее, чем дальше человек от рубежа бедности. По словам британского экономиста Ричарда Лэйарда, эксперта по экономике счастья, когда средняя зарплата в стране достигает уровня $20 000 в год, прирост дохода перестает делать людей счастливее — наоборот, они постепенно становятся все более неудовлетворенными. Как сказали бы экономисты, после этой точки отдача от счастья уменьшается.

Ричард Истерлин, один из первых специалистов по экономике счастья, назвал это явление «гедонистическим циклом» (от греч. «удовольствие»): становясь богаче, вы очень быстро к этому привыкаете и вскоре думаете, что так все и должно быть. Более того, исследования в области поведенческой экономики показали, что, когда первичные потребности удовлетворены, человек перестает радоваться достатку или достижениям как таковым и начинает сравнивать их с достатком и достижениями других. Психологи говорят, что старая мудрость «у тебя хорошая зарплата, если она выше зарплаты мужа свояченицы» родилась не на пустом месте. Ученые уверены, что культура, в которой сутки напролет рекламируется стиль жизни богатых, красивых и знаменитых, делает людей еще несчастнее.

Мир не сводится к деньгам. Министерства в Великобритании, Австралии, Китае и Таиланде пытаются выработать показатель валового национального благоденствия, который позволил бы сопоставить уровни благополучия разных стран. Традиционные экономисты высмеивают такие попытки, но было бы неверно думать, что нынешняя палитра показателей развития страны не может измениться. Один из независимых показателей, применяемый британским центром New Economics Foundation, — международный индекс счастья (Happy Planet Index). Он учитывает уровень удовлетворенности, ожидаемую продолжительность жизни, а также «экологический след» на душу населения. По этому показателю в 2006 году счастливейшим государством в мире был тихоокеанский остров Вануату, за ним шли Колумбия и Коста-Рика, а Бурунди, Свазиленд и Зимбабве оказались самыми несчастными. Большая часть самых богатых стран мира, в том числе США и Великобритания, заняли места в нижней половине списка.

Экономика счастья все больше влияет на государственную политику развитых стран. Среди прочего появилась гипотеза, согласно которой высокие налоги на богачей сделают общество в целом счастливее, поскольку снизят уровень зависти. Еще одна идея: фирмы должны ограничить размер премий, выдаваемых на основе служебных заслуг. Лорд Лэйард предложил финансировать масштабные программы когнитивной поведенческой терапии для всего населения. При всей неоднозначности эти идеи находят все больше сторонников в Великобритании и США, где политики ищут способы привлечь апатичных избирателей.

Развитие экономики счастья вызвало мягкий ответный удар. Некоторые психологи заявили, что неудовлетворенность и зависть могут играть важную роль, стимулируя людей меняться к лучшему. Кроме того, возникает вопрос, правильно ли поступает страна, ищущая счастья, с моральной точки зрения. В 1990 году Бутан выдворил из страны сто тысяч инородцев. Эта мера, как сообщалось, резко повысила уровень счастья бутанцев, однако и нарушение прав человека было налицо. Мир не сводится к богатству, но и о счастье можно сказать то же самое.

 

< Криминомика | Все идеи | Экономика XXI века >

 


Данную страницу никто не комментировал. Вы можете стать первым.

Ваше имя:

Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить